Глав: 15 | Статей: 15
Оглавление
Книга представляет собой первую монографию о жизни и деятельности известного мастера литейного дела второй половины XVI–XVII в. Автором собраны сведения примерно о 30 орудиях и многих колоколах, отлитых А. Чоховым. Подробно рассказано о «Царь-пушке», изготовленной в 1586 г., о сконструированной Чоховым «стоствольной пушке». Выявленные архивные материалы позволили реконструировать древнерусскую литейную технологию.

Для всех интересующихся историей техники.

Пушечный мастер

Пушечный мастер

Колоссальные мортиры, поражающие своими размерами стенобитные орудия, великолепные колокола — словно верстовые столбы отмечают основные этапы жизни и деятельности Андрея Чохова. Но кроме этих свершений был тяжелый повседневный труд, была работа с учениками, отливка ничем не примечательных тюфяков, полуторных и полковых пищалей. На орудиях этих очень редко обозначали имена изготовивших их литцов. Но безымянные пищали в 0,5–6 гривенок составляли ядро русской артиллерии. Сколько таких пищалей отлил за свою жизнь — долгую и плодотворную — Андрей Чохов? Сколько изготовили их его ученики? Ответить на эти вопросы мы не можем. Но таких пищалей было немало — многие сотни.

Особенно активно лили их на Пушечном дворе в годы борьбы с польско-шведскими интервентами. Прямо из литейных ям, едва остывшими орудия везли на поле брани. В трудное для Русского государства время правления царя Василия Ивановича Шуйского (1606–1610 гг.) приходилось бороться и против поляков, поддерживавших самозванца Лжедмитрия II, и против шведов, захвативших Новгородскую и Псковскую земли.

Сохранились лишь немногие орудия, изготовленные в те годы. Мы знаем одно из них, связанное с именем Андрея Чохова. В XVII в. в московском Белом городе «в Алексеевской башне в середнем бою» стояла «пищаль русского литья 6 гривенок ядро, длина 4 аршина, весу не насечено на ней». На пищали была литая надпись: «Божиею милостью повелением государя царя и великого князя Василья Ивановича всеа Русии самодержца зделана сия пищаль полуторная во второе лето государства его, лета 7116 делал Андреев ученик Чохова Ивашко Алексеев»[208].

В октябре 1612 г. народное ополчение во главе с Кузьмой Мининым и Дмитрием Пожарским освободило Москву. В феврале 1613 г. Земский собор избрал царем Михаила Федоровича Романова. Борьба с интервентами продолжалась. В 1618 г. был заключен Столбовский мир со Швецией и Деулинское перемирие с Польшей.

Все эти годы Пушечный двор работал в полную мощность. Памятником тех дней осталось стенобитное орудие «Царь Ахиллес», которое стоит в Ленинграде на кронверке Петропавловской крепости. Длина орудия — 608 см, диаметр канала ствола —152 мм, вес — 3603 кг[209]. Среди замечательных по мастерству отливок Андрея Чохова пушка «Царь Ахиллес» — одна из наиболее искусных и совершенных. Дульная и средняя части орудия покрыты причудливо переплетающимися литыми «травами» — по богатству орнаментации с «Царем Ахиллесом» можно сравнить лишь Царь-пушку да две одноименные пищали «Волк», отлитые в 1576 и 1578 гг. Прицела и мушки «Царь Ахиллес», как и другие орудия Чохова, пе имеет. Запал расположен в квадратной раковине. На дульной части орудия — литое изображение сидящего на троне царя (оно и дало название пушке). На казенной части — литая надпись: «Божиею милостью и повелением благовернаго и христолюбиваго царя и великого князя Михаила Федоровича, всея великия России самодержца и иных многих государств государя и обладателя, слита бысть сия пищаль царь Аххилес в пре-именитом и царствующем граде Москве лета 7125 (= 1617) в четвертое лето государства его. Лил пищаль пушечный мастер Ондрей Чохов».

Мы знаем, что архив Пушкарского приказа, в котором, несомненно, должна была отразиться отливка такого колоссального орудия, в большей своей части погиб. Но по счастливой случайности в фонде академика И. X. Гамеля уцелела сделанная им копия с неизвестной нам сейчас в подлиннике приходо-расходной книги Пушечного двора, относящейся к первым трем месяцам 7125 г. (сентябрь — ноябрь 1616 г.). Копия эта — уникальный по своей ценности материал для реконструкции древнерусской литейной технологии. Детальный анализ применявшихся ранее технологических процессов, выяснение материальных предпосылок для их становления и развития — важные задачи историко-технического исследования. Скрупулезная реконструкция старой технологии позволяет специалисту составить правильное представление о технике давно прошедших времен.

Приходо-расходная книга, скопированная И. X. Гамелем, дает нам возможность проследить основные этапы изготовления пушки «Царь Ахиллес».

Подготовка к отливке орудия и ее первый этап — изготовление фальшивой модели — начались, по-видимому, летом 1616 г. Старая русская терминология не отличала модели от кожуха, называя и то и другое одним словом — «образец». Если судить по записям приходо-расходной книги, в ней идет речь об изготовлении кожуха.

Первая запись гласит: «Сентября в 1 день. Лесново ряду торговому человеку Федьке Семенову за 4 доски сосновые полуторные по 3 алтына за доску—12 алтын. Новоспаса к колоколам на обрасцы. Ему же за 4 луба широких по полутретя алтын за луб. К повой пищали Аххилесовой к обрасцу»[210].

В первой части записи идет речь о досках для изготовления шаблонов, используемых в процессе формовки колокола. Как раз в то время Кондратий Михайлов, Григорий Наумов и Алексей Никифоров — стародавние ученики Чохова, работавшие уже самостоятельно, — лили колокола для московского Новоспасского монастыря[211]. За эту работу им 3 февраля 1617 г. было дано «государево жалованье» — «4 аршина без чети сукна настрафилю лазоревого»[212]. Что же касается покупки луба — волокнистой ткани льна и конопли «новой пищали Аххилесовой к обрасцу», то приобретали его для навивания на модель пушки.

Жгут из луба навивали на модель, а сверху накладывали формовочный материал — глину, смешанную с конским навозом. О навозе как примеси к глине документы упоминают неоднократно. Сохранилась, например, несколько более поздняя «сказка» пушечного и колокольного мастера Ивана (Ганса) Фалька, датированная 25 апреля 1651 г. Мастер просит прислать «на Пушечной двор к колокольному и пищальному обрасцам в глину лошединого свежего калу, что лить часовой колокол на Иван Великий и пищаль…», указывая при этом, что «тот-де лошединый кал свежей преже сего им давали с оргамачей (т. е. аргамацкой. — Е. Н.) конюшни»[213].

О других наполнителях глины — молотом кирпиче и конском волосе, известных нам по французским источникам, а также о «скотинной шерсти», упоминаемой управляющим Уральскими казенными заводами В. Генниным[214], русские документы XVII в. молчат. Вместо шерсти в глину добавляли луб, льняное волокно. Столбец, датированный 17 мая 1641 г., свидетельствует, что в этот день «прислан (был) с царя Борисовского двора на Пушечной двор к Олексеевским ученикам Якимова к Тимофею Феоктистову с товарищи пуд льну к пищальным обрасцам в глину, что вновь завели три пищали по четыре гривенки ядро»[215].

Перед тем как смешать глину с наполнителями, ее размачивали в воде и «били». 10 сентября 1616 г. приходо-расходная книга регистрирует: «Ярыгам 4 человеком Ивашке Григорьеву с товарищи на корм 4 алтына. Дано по алтыну человеку. Делали пищали Аххилеса к литейному делу, глину били»[216].

Для прочности кожух укреплялся металлическими связями «крепями» и «обручами крепостными». Запись от 2 сентября рассказывает нам о том, что в этот день 12 «кузнецких ярыг» делали «новой пищали Аххилеса крепи»[217]. 3 сентября датирована запись: «Ярыгам Антону Еремееву 12 человеком на корм 12 алтын. Дано по 2 деньги человеку на день. Делают с кузнецы к новой пищали Аххилесу полосы»[218]. Работы по изготовлению металлических, связей продолжались с небольшими перерывами примерно до начала октября 1616 г. Так, под 14 сентября мы встречаем запись об изготовлении «к обрасцу» «обручей крепосных»[219]. 18 сентября кузнецы «полосы куют на крепи», 21 и 23 сентября — «куют крепи и делают полосы на крепи»[220].

Работа была интенсивной, и кузнечные меха прохудились. 23 сентября в книге сделана запись: «…железново ряду торговому человеку Лукьяну Ондрееву за мешок кузничной новой 25 алтын, а взят мешок к новой пищали к Аххилесу мастеру Ондрею Чохову»[221].

Одновременно изготовлялся сердечник — металлический стержень, служивший для формовки внутренней части пушки. «Где быть у пушки каналу, — пишет В. Геннин, — для оного зделать железной сердешник, толщиною смотря по калибру пушки, а в длину длиннее оной вершка на два, и обмазать ево глиною доброй, мешаною з довольным калом и шерстью, и обвить проволокою»[222].

Под 11 сентября 1616 г. читаем в приходо-расходной книге следующую запись: «Кузнецким ярыгам 8 человеком Ивашку Васильеву с товарищи на корм 8 алтын дано, по алтыну человеку. С казенными кузнецы ковали новой пищали Аххилесу сердечник». В тот же день началась сушка кожуха, зафиксированная в источниках следующей записью: «Ярыгам 2 человеком Кузьке Степанову с товарищи на корм 2 алтына дано, по алтыну человеку. Новой пищали Аххилесу образец сушат»[223].

Форма для отливки заднего среза казенной части орудия — тарели готовилась отдельно от кожуха. Первое упоминание о тарели встречаем также 11 сентября 1616 г. В этот день «кузнецкие ярыги Овсяник Дмитриев с товарищи» «делали с казенными кузнецы на Пушечном дворе к новой пищали к Аххилесу крепи к обрасцу и к торели»[224].

Одновременно с изготовлением формы велась подготовка к отливке. На Пушечном дворе спешно «рубили» «большой литейный анбар» — старые оказались малы для отливки такого орудия. Большой деревянный литейный цех сгорел в годы польской оккупации Москвы. Здание было готово к октябрю; в середине месяца начались работы внутри него. В течение нескольких дней 36 ярыг во главе с Василием Степановым носили землю «на Пушечном дворе в большой литейный анбар к литью пищали Аххилеса»[225].

Наконец, 19 октября впервые затопили большую, специально сложенную литейную печь. За эту работу «ярыгам 3 человеком Ивашку Никифорову с товарищи» было дано на корм 3 алтына[226].

Много времени ушло на подготовку литейного материала. 24 октября Мурашка Кондратьев и 7 других «кузнецких ярыг» делали «кулаки — медь розбивати пищальную к литью новой пищали»[227]. Эта же работа продолжалась 25 и 26 сентября.

Состав металла, применявшегося в XVII в. для отливки артиллерийских орудий, может быть приблизительно установлен из несколько более поздних «росписей», сохранившихся в фонде Уварова в Государственном Историческом музее в Москве. В плавку шла новая медь — «пермская» или «шкилевая», а также старые разбитые пищали, прибыли и металл, оставшийся при прежних отливках в желобах, ведущих к форме (так называемая «желобная» и «прибыльная» медь).

Приведем выдержки из одной такой описи, относящейся к 1640 г.: «У Михаила Иванова слито 10 пищалей — 2 пищали по 4 гривенки ядро, да 8 пищалей по 2 гривенки ядро. А меди в то пищальное литье пошло: пермьские 110 пуд, да старые меди желобной и оттертых прибылей 45 пуд 30 гривенок, да шкилевой меди 50 пуд. И всего меди пошло 205 пуд 30 гривенок. Да олова 16 пуд»[228].

Медь была дорога. Ее экономили, тщательно собирали, иногда даже просеивали старую формовочную землю. 19 сентября 1621 г. было дано государево жалованье «пушечному и колокольному плавильщику Филипу Григорьеву… да учеником ево Еремке Кузмину да Фомке Филипову» за то, «что они вымыли из земли старых крох и выплавили чистой меди 38 пуд 4 гривенки»[229].

Содержание олова по отношению к меди составляло в сплаве примерно 8—10 %.

Для отливки «Царя Ахиллеса» потребовалось соорудить новое подъемное оборудование. В октябре и ноябре 1616 г. плотники «Офонька Игнатов с товарищи» делали «под пищаль Аххилеса волоки». В это же время кузнецы «ковали векши к подъему пищали Аххилеса и к иным подъемным большим делам»[230].

Записи приходо-расходной книги обрываются в начале ноября 1616 г. Точной даты отливки «Царя Ахиллеса» мы установить не можем. Работы, видимо, продолжались еще в течение трех-четырех месяцев.

14 марта 1617 г. царь Михаил Федорович наградил мастера и его учеников: «по государеву… указу, по памяти за приписью дьяка Филипа Ларионова, дано государева жалованья пушечному мастеру и литцу Ондрею Чохову сорок куниц цена 10 рублев, да 9 аршин камки адамашки лазоревой, цена по 20 по 6 алтын по 4 деньги аршин, да 4 аршина сукна аглинского темно-зеленого, цена по 30 алтын аршин. Да учеником его Дружинке Романову, Богдашке Блекачеву да Васке Ондрееву да Миките Провогорхову по 4 аршина сукна настрафилю светло-зеленого, цена по 2 рубли с полтиною портище. А пожаловал их государь за то, что слили они новую пищаль Аххилеса»[231].

В работе над изготовлением орудия «Царь Ахиллес» трудился большой коллектив около 8—10 месяцев под руководством мастера Андрея Чохова. Мы видим, что в эту пору на Пушечном дворе бытовало широко развитое разделение труда. Применялся наемный труд. По словам К. Маркса, «кооперация, основанная на разделении труда, создает свою классическую форму в мануфактуре»[232]. Московский Пушечный двор в начале XVII в. был капиталистической мануфактурой, хотя и опутанной элементами крепостничества. Принудительный «казенный» труд здесь применялся все еще очень широко.

В изготовлении орудия «Царь Ахиллес» в разное время принимали участие до 60 человек — литейщики Дружина Романов, Богдан Юрьевич Блекачев, Василий Андреевич Новгородец, Никита Провогорхов, кузнецы Петр Иванов, Антон Иванов, Иван Васильев, Иван Евсеев, Мурат Кондратьев, Овсяник Дмитриев, плотники Афанасий Игнатов, Григорий Кондратьев, подсобные рабочие Кузьма Степанов, Антон Еремеев, Василий Иванов, Иван Григорьев и многие, многие другие.

Андрей Чохов — выдающийся мастер художественного литья, постоянно наблюдал за работами, руководил ими, хотя было ему в ту пору не менее семидесяти лет. Орудие «Царь Ахиллес» — замечательное произведение древнерусского литейного искусства.

Судьба орудия была трудной. В 1633 г. оно было послано под Смоленск «с боярином же и воеводою с Михаилом Борисовичем Шеиным, да с окольничим с Ортемьем Васильевичем Измайловым». В «разрядной росписи наряду» об орудии говорится: «Пищаль Аххилес, ядро 23 гривенки, на волоку, весу в теле 250 пуд, в волоку 176 пуд, под нею 42 подводы. Да к той же пищали Аххилесу стан с колесы, весу в нем 200 пуд, под ним 10 подвод»[233]. 158 орудий, составлявших наряд, были под Смоленском захвачены поляками, которые вывезли их в Эльбинг.

Здесь в 1703 г. «Царь Ахиллес» попал в руки Карла XII.

В 1723 г. русские купцы Ф. Аникеев и Н. Барсуков выкупили пищаль у шведов и привезли ее в Россию, чем очень обрадовали Петра I. Царь приказал заплатить купцам по 7 рублей за каждый пуд весу, а всего 1540 рублей[234]. Н. Барсукову Петр I пожаловал золотую табакерку с надписью «За неоднократные услуги». Патриотический подвиг Ф. Аникеева был отмечен отливкой его бронзовой статуи, которая существовала еще во второй половине XIX в.[235] В 1778 г. орудие поступило в Достопамятный зал русской артиллерии, коллекции которого легли в основу Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.

Оглавление книги


Генерация: 0.270. Запросов К БД/Cache: 0 / 0