Глав: 15 | Статей: 15
Оглавление
Книга представляет собой первую монографию о жизни и деятельности известного мастера литейного дела второй половины XVI–XVII в. Автором собраны сведения примерно о 30 орудиях и многих колоколах, отлитых А. Чоховым. Подробно рассказано о «Царь-пушке», изготовленной в 1586 г., о сконструированной Чоховым «стоствольной пушке». Выявленные архивные материалы позволили реконструировать древнерусскую литейную технологию.

Для всех интересующихся историей техники.

У истоков мастерства

У истоков мастерства

Рассказ о жизни и деятельности замечательного человека принято начинать с его детских лет, так как именно в детстве формируется характер, закаляется воля. Нам придется отступить от этого правила. Детские годы Андрея Чохова отстоят от нашего времени на 400 с лишним лет. И если даже предположить, что его появление на свет было зафиксировано в каких-нибудь актовых записях, то записи эти, несомненно, погибли еще при жизни Чохова — в дни польско-шведской интервенции начала XVII в.

О том, где и когда родился прославленный мастер, мы можем только догадываться.

Имя Андрея Чохова впервые встречается под 1568 г. — так датирована отлитая им пушка, которая в начале XVII в. находилась в Смоленске. Последние упоминания о мастере относятся к концу 20-х годов XVII столетия. Шестьдесят с лишним лет трудился Чохов во славу русского литейного искусства, шестьдесят с лишним лет лил пушки и колокола. Первые свои орудия мастер не мог изготовить ранее, чем ему исполнилось 20–25 лет. Поэтому с большой долей вероятности мы можем предположить, что родился он между 1540 и 1545 г. Это было время подступа к знаменитым реформам 50-х годов, предпринятым- правительством Ивана Васильевича Грозного.

О месте рождения Андрея Чохова нельзя сказать ничего определенного. Уже на закате своих дней мастер отлил громадный колокол по имени «Реут». Так называется издавна река, протекающая неподалеку от Курска и впадающая с юга в Сейм — приток Десны. Быть может, давая колоколу столь странное прозвище, Чохов припомнил свои детские годы, родные места. Впрочем, колокол «Реут» был перелит из другого, старого, но носившего то же название, изготовленного неизвестным нам мастером.

Кто были родители Чохова? Здесь вопрос более или менее ясен. Мастер не мог происходить ни из бояр, ни из служилого дворянства. На это указывает его имя. В те далекие времена крестьяне, ремесленники, кабальные люди не имели фамилии. Называли их по именам, а в официальных бумагах к собственному имени прибавляли имя отца. Бояре и дворяне титуловались полным именем и отчеством и, кроме того, родовым прозвищем-фамилией. «Чохов» (или «Чехов», как иногда подписывался сам мастер) — это не фамилия, а отчество. Чох, Чех, Чешко — имена, достаточно распространенные в русском народе, что легко можно установить, обратившись к словарю древнерусских имен[5].

Итак, Андрей Чохов вышел из трудовой незнатной семьи. Мы вряд ли ошибемся, если предположим, что отец и дед его были посадскими людьми, ремесленниками, может быть, даже оружейниками, работавшими на рынок или «на государя». В XVII в., например, ремесленные ученики в большинстве своем были детьми посадских людей[6]. А на начало и середину XVI столетия падает бурный рост ремесленного производства в русских городах.

Первое упоминание об Андрее Чохове, как уже говорилось выше, относится к 1568 г.; оно связано с древним русским городом Смоленском.

В 1670 г. царь Алексей Михайлович приказал описать в Смоленске «в погребах зелье и свинец, и всякие пушечные запасы, и рейтарское, и солдатское, и стрелецкое ружье»[7]. Подьячие обходили стены, взбирались на башни, спускались в подвалы. На узких и длинных бумажных столбцах подробно записывали приметы каждой пушки. Время пощадило эту опись. В течение полутора с лишним столетий она находилась в безвестности и лишь в 1851 г. была извлечена из одного из старых архивохранилищ прославленным археографом П. М. Строевым (1796–1876). Воспитанник Московского университета, человек, влюбленный в русскую старину, Строев внес неоценимый вклад в историческую науку. Руководимые им археографические экспедиции обследовали сотни городских и монастырских архивов, выявив среди многочисленных бумажных напластований уникальные в своей ценности документы.

Строев сразу же понял важность смоленской описи для истории отечественной техники. Препровождая рукопись в Петербург, в Археографическую комиссию, он писал: «Долгом поставляю обратить внимание… комиссии на акт, при сем прилагаемый. Это просто Опись наряда (артиллерийских орудий), стоявшего в Смоленске на башнях, по стене и в сараях; но из сей Описи, достаточно обстоятельной, просвечиваются исторические сведения о пушечном деле в Московском царстве и выступает целый ряд литейщиков, до сего времени почти не известных»[8].

Опись лежит перед нами — она опубликована в известном сборнике исторических документов — «Дополнениях к актам историческим». Поэтому мы можем мысленно пройти с подьячими царя Алексея Михайловича по стенам смоленского кремля. Это замечательное сооружение воздвигнуто талантливым русским мастером, современником Андрея Чохова Федором Савельевым Конем. Крепость начали строить в 1596 г. и воздвигали шесть лет «каменщики и кирпишники и всякие гончары со всея Русския земли». По своей протяженности (до шести километров) стены смоленского кремля занимают третье место в мире — после Великой Китайской стены и кирпичных стен Константинополя[9].

Крепость имела 29 «глухих» башен и 9 проезжих, «надворотных». Башни снабжены трехъярусными бойницами, а Днепровские ворота — пятиярусными. Смоленск защищал подступы к Москве с юго-запада, военно-стратегическое значение его было огромно. Хорошо понимая это, инициатор строительства кремля царь Борис Федорович Годунов не жалел средств на его вооружение. В городе было собрано около 170 орудий, многие из них старой отливки — еще времен Ивана III.

Во времена Алексея Михайловича смоленская стена порядком обветшала. Да и артиллерия — «наряд» — была на ней не та, что в прежние времена. При взятии Смоленска поляками в 1610 г. большая круглая башня и часть стены, прилегавшая к ней, были взорваны. На этом месте король Сигизмунд III приказал построить крепость с пятью земляными бастионами — «выводами». Крепость впоследствии назвали Королевским проломом.

Мы мысленно присоединимся к подьячим Алексея Михайловича в тот момент, когда они идут от Копытненских ворот к Королевскому пролому. Перед ними «четырехаршинная» пушка — «пищаль» с надписью «Делал Кашпир». «Летописи (т. е. времени изготовления. — Е. Н.) и весу ей не написано», — отмечено в описи.

На соседнем земляном выводе подьячих встретил пушкарь Родион Белокопыт, который приставлен к бронзовой пушке, установленной на лафете — «в станку на колесах». Длина пушки — 4 аршина (около 284 см), вес — 43 пуда (около 700 кг). «На ней орел двоеглавый, — указано в описи, — наверху орла три травы (т. е. литые орнаментальные украшения. — Е. Н.), у казны — травы ж, в травах подпись русским письмом «лета семь тысяч семьдесят шестого (= 1568) делал Кашпиров ученик Андрей Чехов»».

На том же земляном выводе стоит вторая пищаль «старого смоленского наряду» с аналогичной надписью — она была отлита Андреем Чоховым годом позже — в 1569 г. Размеры ее несколько меньше — «3 аршина с вершком и с четью вершка».

Так мы впервые встречаемся со знаменитым впоследствии мастером. Рядом с его именем стоит другое — он назван учеником Кашпира. Это тот самый Кашпир, орудие которого «Опись Смоленску» фиксирует на первом бастионе. В документах он обычно именуется Кашпиром Ганусовым. Это был талантливый пушечный мастер. Надо думать, что происходил он из немцев и настоящее имя его было Каспар. О немецком происхождении мастера говорит следующая запись в одном из старых описаний «наряда» Московского Кремля: «В Кремле, на Мстиславском дворе, пищаль Кашпирова немецкого литья, 15 гривенок (большая гривенка — около 400 г. — Е. Н.) ядро, длина 5 аршин 6 вершков…»[10].

Лишь одно из орудий Кашпира Ганусова дошло до наших дней. Но когда-то его мортиры и пушки стояли во многих городах Московского государства. В конце XVII в., т. е. почти через полтораста лет после отливки, в одном Смоленске их было пять. Опись московского наряда, относящаяся к началу XVIII в., упоминает о восьми орудиях Кашпира, три из них датированы 1566 г.

Когда Кашпир Ганусов начал работать в Москве, мы не знаем. Первые упоминания о нем относятся к 1554 г. Примерно в это время в ученики к нему и поступил Андрей Чохов, которому тогда было десять-двенадцать лет.

В сентябре 1554 г. Кашпир Ганусов закончил отливку колоссального орудия, которое неоднократно упоминается в старых описях. Вот одно из таких упоминаний: «Пушка Кашпира ядро каменное весом 20 пуд (=320 кг), длина пушке 6 аршин 5 вершков (=448 см), в устье с тылом 2 аршина без чети, а опроче тыла в устье аршин без чети, весу в ней 1200 пуд (= 19 300 кг). На ней от запалу… подпись «Божиею милостию велением благочестивого царя и великого князя Иоанна Васильевича Владимирского, Московского, Новгородского, Казанского, Псковского, Смоленского, Тверского и всеа России государя самодержца сделана сия пушка в царствующем граде Москве в лето 7063 году месяца сентября в… день, делал Кашпир Ганусов». На ней же позади запалу к устью гнезда сквозная, в ней для стрельбы под запалом коморка»[11].

Как явствует из описи, калибр орудия «опроче тыла в устье») — около 53 см. В длине ствола укладывалось немногим больше восьми калибров. Значит, «Кашпирова пушка» — вовсе не пушка, а мортира, или, как тогда говорили, «верховая пушка».

Отливка такого колоссального орудия по тем временам была делом далеко не обычным— не только в Московском государстве, но и за его пределами. Работали над ним Кашпир Ганусов и его ученики не менее полутора лет. Андрей Чохов, если он тогда уже работал у Кашпира, мог многому научиться за эти месяцы.

После отливки «Кашпирову пушку» с великими трудностями перевезли в Китай-город к Кремлевской стене и установили здесь на большой площади, которая тогда называлась «Пожаром», а впоследствии — во второй половине XVII столетия — получила название «Красной». Это было самое красивое место Москвы. Высоко над площадью возвышались башни Кремля. На левой из них, Фроловской (ныне Спасской), издавна находились часы с курантами — главные часы государства. Неподалеку от башни в 1553–1554 гг. замечательные зодчие Барма и Посник Яковлев воздвигли Покровский собор — храм Василия Блаженного — замечательный памятник в честь Казанской победы.

«Кашпирову пушку» установили напротив храма — около Никольских ворот Кремля. Колоссальное орудие и величественный храм своей красотой и необыкновенными размерами утверждали силу и мощь Русского государства.

Год спустя, в 1555 г., уже около самого храма поставили другую большую мортиру, которую источники описывают следующим образом: «Пушка Павлин ядро каменное весом 15 пуд (=240 кг), длина пушке 6 аршин 3 вершка, от запалу длина пол 6 аршина 3 вершка, весом 1020 пуд (= 16 626 кг)»[12]. Орудие отлил московский мастер Степан Петров, искусный и талантливый литец, которого также надо признать одним из учителей Андрея Чохова.

Задачей больших орудий, установленных на Красной площади, была защита москворецких переправ и ближайших подступов к ним. Временами пушки устанавливали на «станки» и везли в поход. В 1563 г. «Кашпирова пушка», «Павлин» и большие орудия «Орел» и «Медведь» участвовали в осаде Полоцка. Источники рассказывают, что артиллерия — «весь наряд стенной и верхней» — была поставлена вблизи городских ворот, а также под крепостными стенами — «и во многих местах вкруг города стены пробили, и ворота выбили, и людей… побили»[13]. Очевидец рассказывает, что при стрельбе из «Кашпировой» и «Степановой» пушек дрожала земля: «…ядра у больших пушек по двадцати пуд, а у иных пушек немного полегче».

Сохранились сведения и о других орудиях Кашпира Ганусова.

Большая 150-пудовая пищаль «Гладкая» «кашпирова литья» участвовала в 1632 г. в походе воеводы Михаила Борисовича Шеина под Смоленск[14].

В самом Смоленске в течение многих лет стояла 185-пудовая пищаль «Острая Панна». Орудие было причудливо изукрашено: у дула вылиты «две ехидны человекообразны до пояса, а от пояса — хоботы змеиные»[15].

В Московском Кремле еще в начале XVIII в. стояли, уже упоминавшаяся 117-пудовая пищаль, отлитая Кашпиром Ганусовым в 1565 г., а также восемь пушек поменьше — весом от 36 до 52 пудов. Для пяти из них опись указывает: «пушка из Нарвы 1704 году»[16], что свидетельствует об их участии в сражениях Северной войны.

Все эти орудия были изготовлены на московском Пушечном дворе — крупнейшем ремесленно-промышленном предприятии Московского государства. Здесь впервые восторжествовали новые принципы организации труда. Отсюда основанная на наемном труде мануфактура стала расшатывать устои феодального общества.

На Пушечном дворе прошла вся сознательная жизнь Андрея Чохова.

Место, где стоял в те далекие времена Пушечный двор, может быть указано достаточно точно. «Большой литейный завод», как называли его иностранцы, обозначен на многих планах древней Москвы. На одном из самых ранних — Годуновском (1600–1605 гг.) — Пушечный двор изображен в виде продолговатого четырехугольника неправильной формы, расположенного на левом берегу р. Неглинки напротив Китайгородской стены[17]. Неузнаваемо изменились эти места сейчас. Река с 1817 г. заключена в трубу, и по ее руслу пролегла новая улица, называвшаяся сначала «проездом у Петровского театра», а затем «Неглинным проездом». На месте Пушечного двора высятся многоэтажные административные корпуса. А там, где проходила северная стена двора и почти вплотную к ней — церквушка Иоакима и Анны, стоит универмаг «Детский мир».

Память о прошлом сохраняется в названиях улиц. Старая Софийка в честь славных орудийных мастеров именуется Пушечной. А соседняя улица носит название Кузнецкого моста, хотя ни моста, ни реки здесь давно уже нет. Четыреста лет назад здесь был мост через Неглинку, по нему кузнецы и другие «работные люди» шли на Пушечный двор.

Если верить Годуновскому плану, посредине Пушечного двора стояла большая конусообразная башня, а у северной стены — башня поменьше — это цехи, где отливали пушки и колокола, — «литейные анбары». На другом плане Москвы — Сигизмундовом (1610) — у северной стены Пушечного двора изображено длинное строение[18]. Это — различные отделочные и подсобные цехи — кузницы, «станошный двор», «пороховая мельница», «тележный двор».

И «литейные анбары», и кузницы, и даже колодец с водоподъемным колесом можно видеть на плане Пушечного двора, выполненном в XVII в. План, несомненно, чертили на самом дворе — он обстоятелен и подробен. Мы можем точно установить по нему размеры Пушечного двора: по северной стене — 82 сажени (около 172 м), по южной — 88 (= 185 м), по западной стене вдоль реки — 48 (= 100 м), по восточной стене — 27 сажень (= 56 м)[19]. Предки наши не придерживались правил начертательной геометрии, поэтому на плане вместо вытянутого четырехугольника получился правильный прямоугольник.

Двор окружен стеной, к которой со всех сторон примыкают одно- и двухэтажные строения. На одном из них — том, что находится со стороны реки, — помещена надпись: «Кузнецы», на другом: «Приказ» (т. е. канцелярия Пушечного двора).

В центре двора изображены два «литейных анбара». Между тем на Сигизмундовом плане мы видим лишь одну литейную печь. План этот взял за основу живописец А. М. Васнецов, попытавшийся восстановить внешний вид старейшего русского литейного завода на одной из акварелей своей известной серии, посвященной древней Москве. Между тем на более раннем Годуновском плане изображены опять-таки два «анбара».

Вывод здесь может быть один. Во второй половине XVI в., когда Андрей Чохов пришел на Пушечный двор, здесь было две литейные печи, одна каменная, а другая деревянная. В дни польско-шведской интервенции деревянный «анбар» сгорел; поэтому на Сигизмундовом плане изображена лишь одна каменная «печь». Вторую восстановили в конце 1616 г. — специально для отливки колоссальной пищали Андрея Чохова «Царь Ахиллес»[20].

Превосходное описание Пушечного двора оставил Анисим Михайлов Радишевский — талантливый мастер, ученик и соратник Андрея Чохова, автор первой русской военно-технической книги «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки»[21].

Вот как описывает Анисим Михайлов «пушечной двор, в чем пушки льют». Сразу же скажем, что Радишевский дает в своей книге описание не московского Пушечного двора, а некоего образцового, не существовавшего в действительности «оружельного дома». При составлении описания использованы и иностранные источники. Но в основу его, несомненно, положен реальный московский Пушечный двор, на котором Анисим Михайлов работал. Это можно подтвердить как сравнением описания с сохранившимися планами двора, так и колоритными бытовыми подробностями в самом описании.

Характерно, что Радишевский описывает Пушечный двор, в котором было два литейных «анбара» (описание построено в виде совета, как устроить образцовый двор): «Устроити… две печи, а перед печью учинити яму, да устроити тут снасть, которую доведется вертети двойные, затинные, или иной какой малой наряд, или шарфетины. Да еще устроити снасть и буравы посреди пушечного сарая и утвердити то над ними сквозь мост (т. е. деревянный помост. — Е. Н.), чтоб большие пушки вертети (т. е. сверлить. — Е. Н.). Да доведется устроити замошников дом (цех, где изготовлялись замки казнозарядных орудий. — Е. Н.) и кузница у угла Пушечного двора; а в ней две наковальни, да рукодельная скамья, а в ней утвердити тестеры тиски шрубные, да тут же в скамье устроити скамейную наковальную со всем, что к тому служно и пригожается»[22].



Московский Пушечный двор. По плану XVII в.

Далее рассказывается о «станошном дворе» — цехе, изготовлявшем «станки» — лафеты для орудий: «Да подле того станошного двора устроити у ворот сводным строением, и на тех воротех устроити житейскую палату… и в ней жити голове, кому телеги и всякое подъемное и извозное дело приказано, и надзирати ему над сторожами, над вороты в замыканье ночном и в береженье дневном, чтоб и в день не просто отворено стояло»[23].

В этой записи речь идет о сохранении государственной тайны; на Пушечном дворе следили за этим весьма строго. Той же заботой проникнут совет автора «Устава» «у хором мастеровых людей двери и окна… устроити во двор, а не на улицу»[24]. Недаром ни один из иностранцев, посещавших в XVI–XVII вв. Москву, не оставил нам даже краткого описания двора, хотя многие из них упоминают об этом старейшем литейном заводе. Приблизительны изображения Пушечного двора и на иностранных планах Москвы.

Далее Анисим Михайлов описывает «кузницы у ворот Пушечного двора… в них горны и наковальни». «Да подле кузницы устроити тележный двор, где оружельному и тележному мастеру телеги и колеса к наряду готовити и делати»[25].

Около одной из кузниц — «колодез или трубный сруб… вода отколе приведена». Этот колодец хорошо виден на плане Пушечного двора XVII в.

«Устав ратных, пушечных и других дел» рассказывает об устройстве Пушечного двора со многими житейскими подробностями. Описывается, например, навес, под которым лежали пожарные лестницы, багры и крюки: «И как к пожару понадобятся, и теми багры кровли и стены разбирати и от огня отымати». Советуется «во всякой двери устроити дыры кошкам ходити, а без того от гаду не останется цело ни что»[26].

Таков был московский Пушечный двор, на котором работал Андрей Чохов. Прежде чем впервые попасть сюда, ему пришлось побывать на Ивановской площади Кремля в старом здании «приказов». Здесь на втором этаже, рядом с Ямским и Разбойным приказами, помещалось управление, ведавшее русской артиллерией. Отметим, что первое известное нам упоминание об особом Пушечном (примерно с 1610 г. — Пушкарском) приказе относится к 1577 г.[27] В 50-х годах XVI столетия, когда Андрей Чохов пришел на Пушечный двор, артиллерией, по-видимому, управлял специальный «стол» общевойскового Разрядного приказа.

Мальчика, которого отдавали в ученики на Пушечный двор, приводил обычно кто-либо из ближайших родственников — ему предстояло подписать «поручную запись». На длинном столбце были перечислены обязанности ученика и перечислялось то, что он под страхом тяжелого наказания не должен делать: «…пищали, и зелья, и свинцу не снесть, ни над какой государевой казною никакие хитрости не учинить, и не красть, и не разбивать, и татиною и разбойной рухлядью не промышлять… никаким воровством не воровать». Специально было оговорено, что работник Пушечного двора обязуется «государю не изменить… ни в какие государства не отъехать и на поле к черкесом не сбежать»[28].

Когда формальности были закончены, ученика отводили к мастеру. Андрей Чохов не был единственным учеником Кашпира Гаяусова. Каждый мастер имел пять-восемь учеников. Общее количество их на Пушечном дворе в середине XVI в. нам неизвестно — ни одной «росписи» двора тех лет не сохранилось. Но мы знаем, например, что в 1637 г. пять пушечных литцов имели 37 учеников[29]. Тридцать один год спустя, в 1668 г., на Пушечном дворе было 39 учеников-«пушечников»[30]. Можно предположить, что и в XVI столетии учеников пушечного и колокольного дела было не меньше.

Среди учеников Ганусова лишь Андрей Чохов сумел выделиться из массы литцов, исполнявших обычную работу. Для этого нужно было обладать большой настойчивостью и незаурядным талантом.

В учениках на Пушечном дворе в те годы ходили по десять, двадцать, а то и по двадцать пять лет. Нередко у литца уже седина в бороде и детишек полная изба, а он все еще числится учеником. Ученичество было одной из наиболее тяжелых форм эксплуатации работного люда. На Пушечном дворе, в Оружейной палате, да и на других государственных предприятиях в XVI–XVII вв. можно было встретить мастеров очень преклонного возраста, всю работу передоверявших ученикам. Однако официальным руководителем отливки всегда считался мастер.

Чтобы стать мастером, нужно было выполнить самостоятельную пробную работу — отлить пушку или колокол «на образец». Отливку оценивали старые мастера и выносили приговор. Нелегко было получить работу «на образец», приходилось обращаться к царю. Вот одна из таких челобитных.

«Царю, государю и великому князю Михаилу Федоровичу, всея Русии, бьют челом холопи твои пушечнова дела ученики мастера Олексея Якимова — Кирюшка Кононов, Воинко Логинов. Делаем мы, холопи твои, с тем мастером своим с Олексеем твой государев наряд: и верховые пушки, и дробовые, и тюфяки, и меньший наряд полковой. Да мы же, холопи твои, с мастером своим сделали тебе, государь, пищалы „Аспид“ ядро тридцать пять гривенок (около 14 кг). А ныне, государь, мастер наш при старости, а мы, холопи твои, делаем пушечное дело двадцать другой год. Милосердный государь царь… пожалуй нас, холопей своих, вели, государь, на пушечное дело дать, какое ты, государь, произволишь на опыт»[31].

Примерно такую же челобитную пришлось в свое время написать и Андрею Чохову. Кашпир Ганусов умер, по-видимому, во второй половине 60-х годов XVI в., последнее известное нам упоминание о нем относится к 1566 г. Андрей Чохов еще некоторое время ходил в учениках. Это слово поставлено перед его именем на трех пушках, отлитых в 1568–1569 гг.; в XVII в. они находились в Смоленске[32]. Следующее упоминание о мастере относится к 1575 г. Подпись на отлитой в этом году Андреем Чоховым пищали «Лисица» уже не содержит упоминаний об ученичестве[33].

В первые годы работы на Пушечном дворе Андрей Чохов сумел ознакомиться со многими отраслями технического знания того времени. В 70-х годах двор подчинялся Пушечному приказу, на котором, кроме изготовления артиллерийских орудий, лежала масса других обязанностей. Кроме пушек здесь лили колокола: набатные и вестовые — для крепостей и «большие» — для церквей и монастырей. Чохов в совершенстве овладел колокольным литьем и впоследствии изготовил ряд прославленных колоколов, получивших широкую известность.

Кашпир Ганусов, видимо, не знал этого ремесла. Ни одного колокола, подписанного им, мы не знаем. Приемам ремесла Андрей Чохов мог научиться у московского мастера Луки, из отливок которого известен большой колокол, изготовленный в 1561 г. для Спасокаменного монастыря на Кубенском озере[34]. Мог он учиться и у новгородского колокольщика Ивана Афанасьева, не раз посещавшего Москву и работавшего на Пушечном дворе. В 1571 г. он отлил в Александровой слободе большой колокол[35].

Пушечный приказ ведал также «городовым и засечным делом» — строительством крепостей и оборонительных линий-засек. Примерно в одно время с Андреем Чоховым сюда пришел знаменитый впоследствии мастер Федор Савельев Конь, воздвигший смоленский кремль и стены московского Белого города[36].

Чтобы крепость могла выдержать длительную осаду, необходимо было решить вопрос о бесперебойном снабжении ее водой. В Пушкарском приказе работало 10–15 специалистов в этой области — «колодезников», устраивавших подчас весьма сложные гидротехнические сооружения — плотины, водоподъемники, тайные ходы из крепости к реке.

На Пушечном дворе делали и орудийные припасы, здесь имелась специальная «селитренная мельница».

Дни на Пушечном дворе проходили в тяжелом труде. Работали напряженно, от темна и до темна. Малейшая провинность наказывалась батогами. Но, с другой стороны, рабочие двора имели ряд привилегий. Как и другие работавшие «на государя» мастеровые люди, они были освобождены от «тягла» — не платили налогов. Из казны им регулярно выдавали «денежное» и «хлебное» жалованье. Каждый литец получал избу в особом районе города — Пушкарской слободе, неподалеку от Сретенских ворот Белого города. Здесь, по-видимому, жил и Андрей Чохов.

Изготовление большого артиллерийского орудия длилось обычно несколько месяцев; день окончания работ был большим праздником.

Раз в год, зимой, царь устраивал пробные стрельбы новых орудий. Невдалеке от города возводили ледяные крепости, сооружали дома-мишени, заполненные землей. В работах вместе с остальными мастеровыми, несомненно, принимал участие и Андрей Чохов. Был он, конечно, на стрельбах 12 декабря 1557 г., описанных очевидцем — английским путешественником[37]. Царь Иван Грозный приехал на стрельбище верхом. «На голове у него была красная шапка, унизанная жемчугом и дорогими каменьями, платье было из материи с роскошно вытканными цветами». Впереди царя, по трое в ряд, ехали бояре в парчовых одеждах. Шествие открывали пять тысяч пищальников — «каждый с пищалью на левом плече и с фитилем в правой руке». Напротив крепости, сооруженной из двухметровых ледяных глыб, были воздвигнуты деревянные подмостки, с которых и производились стрельбы. «Когда царь занял назначенное ему место, пищаль-ники начали стрелять в лед и продолжали до тех пор, пока глыбы не были совсем разбиты».

Затем на поле вывезли тяжелые артиллерийские орудия, которые еще ни разу не были в деле — они лишь недавно вышли с Пушечного двора. «Начинали с орудий меньшего калибра и оканчивали самыми большими: это было повторено трижды». Заключали стрельбы колоссальные мортиры, среди них «Кашпирова пушка» и «Павлин» Степана Петрова. На стрельбах накапливался опыт, совершенствовалось мастерство.

Оглавление книги


Генерация: 0.227. Запросов К БД/Cache: 3 / 1