Глав: 23 | Статей: 23
Оглавление
Книга посвящена истории проектирования, строительства и боевой службы первого гвардейского крейсера “Красный Кавказ”. Детально описываются морские операции и сражения на Черном море в годы Великой Отечественной войны.

Для широкого круга читателей интересующихся военной историей.

Достройка

Достройка

Достройка крейсера возобновилась в начале 1927 года с постановки в док простоявшего 11 лет у достроечной стенки корпуса для очистки его от ржавчины и мусора. Док “Красный Кавказ” покинул в апреле, но из-за неготовности проектной документации достроечные, а точнее первоначальные демонтажные работы, да и то лишь в самых минимальных объемах, удалось начать лишь в сентябре после принятия решения о комплектации крейсера не пятью, а четырьмя башнями. Полноценные работы начались почти полтора года спустя: по утверждению в мае 1929 года окончательного варианта проекта достройки. К этому времени на корабле разобрали участок палубы над упраздняемыми котельными отделениями и демонтировали из них четыре котла.

До обычного достроечного “насыщения” корабля вооружением и оборудованием предстояло выполнить значительный объем демонтажных, ремонтных, а затем восстановительных и перепланировочных корпусных работ. Требовалось демонтировать баковую надстройку (работы начаты в сентябре 1929 года), а затем сформировать новую. Для обеспечения доступа в трюмные помещения, разобрать в различных местах настил, а частично и набор, палуб и платформ с заменой при их восстановлении проржавевших деталей. Демонтировать 10 остававшихся в корпусе котлов и подготовить их для установки вновь, для чего полностью, из-за истечения срока годности, заменить водогрейные трубки и переоборудовать их под нефтяное отопление. По изъятии котлов демонтировать 14 котельных фундаментов и нормировать 10 новых.

Ввиду перепланировки в размещении балластных и топливных цистерн и увеличения числа топливных заделали часть отверстий флоров и стрингеров, прорезали новые отверстия, вскрыли значительную часть настила 2-го дна с заменой проржавевших его листов.

Провели перепланировку внутренних помещений с перевесом или ликвидацией старых и установкой новых выгородок.

В связи с ликвидацией бортовых угольных ям в их пространстве сформировали бортовые платформы, помещения и цистерны жидкого топлива. Сформировали подбашенные помещения, а главное фундаменты башенных установок, представляющие собой барабаны из вертикальных радиально ориентированны стоек, связанных с внутренней и наружной сторон листами. Эти барабаны под верхней палубой должны опираться на специально устанавливаемые, взаимно скрепленные поперечные и продольные переборки, которые в свою очередь должны крепиться к существующим главным поперечным переборкам корпуса.

Времени на выполнение всех ремонтно-модернизационных достроечных работ оставалось, до 1 мая 1931 года, чуть менее двух лет. Исходя из принятой на НГЗ им. А. Марти практики проводить заводские швартовные, а затем и ходовые испытания в весенне-летний период, руководство предприятия ходатайствовало о переносе срока начала сдаточных испытаний на 1 сентября, но получило категорический отказ.



"Красный Кавказ" в доке. Май 1929 г.


"Красный Кавказ " в доке перед спуском на воду. Сентябрь 1930 г.

Под обеспечение окончания строительства к государственному празднику 1 мая 1931 года Николаевским судостроительным заводам, заводу “Большевик” (изготовление 100-мм орудий), Ленинградскому Металликому заводу (изготовление установок 1 -180 и их монтаж на крейсере), Ижорскому заводу (изготовление брони башенных установок) устанавливают следующие сроки выполнения основных этапов работ: 1 января 1930 года - завершение погрузки турбин и оборудования турбинных отделений; 1 марта того же года - завершение погрузки котлов; с 1 апреля по 1 мая 1930 года - нахождение корабля в доке для ремонта подводной части корпуса, ремонта старой и установки новой забортной арматуры; 1 мая 1930 года - начало расточки на крейсере башенных фундаментов, в Ленинграде, на заводе “Большевик”, - готовность первого 180-мм орудия крейсера к полигонным испытаниям; 15 сентября - завершение изготовления Ижорским заводом башенной брони; 1 октября - начало монтажа башенных установок (с этого момента и до окончания работ предписывалось не перемещать крейсер куда-либо с его достроечного места); конец ноября 1930 года - завершение монтажа трубопроводов; конец ноября - начало декабря, но до начала ледостава на реке Южный Буг - проведение швартовных испытаний; зима 1930/31 годов - предсдаточное докование в нарушение правил их проведения по окончанию заводских ходовых испытаний; конец зимы - начало весны 1931 года, но после весеннего ледохода, - выход по реке Южный Буг в акваторию Черного моря на заводские ходовые испытания с завершением их не позднее 15 марта; 15 марта - завершение изготовления заводом “Большевик” четырех 180-мм орудий крейсера.

В целях обеспечения выполнения в предписанные сроки работ на заводе им. А. Марти предпринимаются различные организационные меры. Так с периодичностью примерно в две недели стали проводить совещания руководителей завода, начальников цехов и служб, заводских и флотских специалистов с подробным изучением состояния выполнения работ. Для выпуска сборочных чертежей и другой рабочей конструкторской документации в СТК создается численностью до 40 человек специализированная по “Красному Кавказу” конструкторская группа. Для учета всего снимаемого с корабля, либо монтируемого на нем организуется дежурство у сходни контролеров весового бюро завода. Назначенному главным строителем корабля (по терминологии того времени - заведующим достройкой) инженеру Л.И. Попандопуло дополнительно дается право, а точнее вменяется в обязанность, своевременно докладывать уполномоченному на заводе представителю ТУ УВМС обо всех “узких” местах, а так же вменяется в обязанность следить в процессе конструирования за разработкой чертежей и визировать их перед предъявлением ее представителю Технического управления УВМС.



"Красный Кавказ" во время спуска на воду. 9 сентября 1930 г.


Буксировка корпуса "Красного Кавказа" к достроечной стенке завода. 9 сентября 1930 г.

Через год после утверждения проекта и возобновления строительства “Красного Кавказа”, 1 июня 1930 года, на два месяца позже планировавшегося срока, крейсер завели в плавучий док. На крейсере заменили, из-за перепланировки цистерн, несколько участков флоров и стрингеров с сопутствующей этой работе “расшивкой” наружной обшивки, заменой ее проржавевших листов и заклепок, переклепкой к обшивке значительных по протяженности участков притыкания верхней и нижней палуб. Одновременно подкрепили набор в районе кормового подзора, поставили кожуха гребных валов и привели в порядок кронштейны дейдвудов, смонтировали подводный клюз для паравана и выгородку для лага, сняли часть старых кингстонов и патрубков, заделав отверстия, и привели в порядок оставляемую на месте арматуру забортных отверстий. Часть снятой арматуры перенесли на новые места, а также установили новые кингстоны и патрубки, подводную арматуру сточных и фановых трубопроводов. Испытали водой 38 междонных, 62 бортовых и большое число внутренних отсеков.

Проверили изгиб корпуса, и, после очистки и окраски свинцовым суриком его подводной части, притопили док и вывели из него крейсер. Осадка носом у корабля составляла 2,74 м, кормой 5,03 м. Затем “Красный Кавказ” отбуксировали к достроечной стенке в малом ковше завода. На этом завершился этап корпусных работ, выполняемых в обычной ситуации при нахождении корабля на стапеле, а потому дату 9 сентября 1930 года - день вывода крейсера из дока - вполне можно считать датой вторичного спуска обновляемого корабля.

С этого времени стало возможным полноценно приступить к выполнению традиционных достроечных работ по монтажу оборудования, корабельных систем, вооружения, приборов. Так через три с половиной месяца после спуска, во второй половине января 1931 года, в котлах велась кирпичная кладка; производилась установка дымовых труб, зашивка асбестом и подготовка к установке и приклепке листов их внешнего кожуха. Из-за очевидно нарастающего в течение зимы 1930-1931 годов отставания от сроков выполнения работ, на государственном уровне принимается решение о переносе начала сдаточных испытаний на 15 июня.

В апреле 1931 года становится очевидной не реалистичность и новых сроков окончания строительства. Техническая готовность крейсера определялась в 77%. Рабочие ЛМЗ занимались монтажом на крейсере механизмов и бронирования 1-й и 2-й башен с отставанием от намеченных сроков по каждой башне в 14 и 17 дней соответственно. По их вине и вине их предприятия в целом отставание от сроков готовности двух других башен являлись более существенными: по 3-й башне - 1,5 мес., по 4-й - 4-4,5 мес. Рабочие другого ленинградского завода - завода им. К. Маркса устанавливали фундаменты торпедных аппаратов, готовясь начать монтаж самих аппаратов 20 мая с окончанием работ в конце июня.

В мае - первой половине июня проводились выщелачивание, чистка, паровая проба котлов крейсера; испытание главного и вспомогательного паропроводов и прочих трубопроводов; паровые испытания вспомогательных механизмов. График испытаний энергетической установки корабли в целом представлялся руководством николаевского судостроительного предприятия следующим образом: 22-26 июня испытания главной корабельной энергетики при нахождении корабля на швартовых; 26 июня - 1 июля заводские ходовые испытания; 1-15 июля нахождение крейсера в доке; 15 июля 1931 года предъявление “Красного Кавказа” к сдаточным испытаниям. Но, не смотря на все попытки выдержать и такой график, крейсер впервые вышел в море лишь после 20 июля и вышел с крайне различной степенью готовности башенных установок. Общее же состояние технической готовности корабля определялось к тому временем чуть превышающим 90%.

Тем временем, с 12 апреля по 24 июля, под Ленинградом, на Научно-исследовательском морском полигоне, прошли, по мере поступления на полигон, испытания предназначенных для установки на “Красном Кавказе” 180-мм орудий Б-1 (заводские №№ со 2-го по 5-й). Как упоминалось вначале, несколько ранее там же на Ржевке прошел отстрел орудия Б-1 с заводским № 1. Его, являвшимся головным экземпляром в серии новых орудий, подвергли более обстоятельным, чем последующие экземпляры, испытаниям. В ходе их уточнялись тактико-технические параметры новейшей артиллерийской системы: дальности полета снарядов при различных массах пороховых зарядов и возвышениях ствола; пробиваемость брони различной толщины при различной дальности полета снаряда; величины наращивания износа канала ствола по мере увеличения количества произведенных выстрелов. Это орудие, по окончании испытаний, вследствие наступившего износа, сделавшем невозможным его боевое применение, оставили полигону.

Испытание четырех орудий крейсера заключалось в выполнении согревательных (подготовительных), боевых, дальнобойных выстрелов и выстрелов с применением усиленного порохового заряда. Из каждого из четырех орудий произвели от 10 до 15 выстрелов. Проверялась работа механизмов орудий: досылателей; механизмов открывания и закрывания затворов и экстрактирования гильзы; тормозов отката и накатников — артиллерийского оборудования, допускавшего в ходе проведения испытаний те или иные, порой серьезные, сбои в работе. В частности практически не работала полуавтоматика привода затвора.

Что касается зенитной артиллерии, то по ней проектные планы полностью реализовать не удалось. Первоначально, как и намечалось, на корабле в качестве зенитных орудий дальнего боя смонтировали четыре 102-мм палубных установки Б-2.{5} Проект этого орудия разработали на заводе “Большевик” в 1927 году, а техническим прототипом для его создания послужила не являвшаяся орудием зенитного назначения 102-мм корабельная палубная артиллерийская установка образца 1911 года.

Проведенные в 1930 году испытания опытного образца выявили, что и новое 102-мм орудие не удовлетворяло предъявляемых к зенитным установкам требованиям: малый угол возвышения ствола (60°), малые скорости вертикального и горизонтального наведения, неудобство заряжания на углах возвышения ствола 45 и более градусов, а потому монтаж орудий Б-2 к окончанию строительства “Красного Кавказа” стала рассматриваться в качестве временной меры до ожидаемого получения от промышленности в ближайшие год-два более совершенных зенитных установок этого или близкого калибров.{6}

Зенитными орудиями ближнего боя предполагалось установить 4 37-мм зенитных автоматических пушки, но ко времени завершения строительства “Красного Кавказа” подмосковный завод им. М.И. Калинина не освоил их выпуск, и пришлось устанавливать пулеметы.

Начавшиеся в конце июля ходовые опробования энергетической установки корабля проходили в районе Одессы. Вибрации турбин и перегрева подшипников не наблюдалось. Вибрация корпуса так же находилась в пределах нормы. После нескольких попыток удалось достичь частоты вращения роторов турбин 400 об/мин и их мощности 50 200 л.с. Поддерживался такой режим в течение 40 мин, хотя планами испытаний предполагалось довести время стабильной работы главной корабельной энергетики до 1 ч, а ее мощность до 52 200 л.с. Причины неудачи заключались в несогласованной работе не отрегулированных клапанов турбин и недостаточном количестве подаваемого пара, поскольку топливо к форсункам котлов поступало с недостаточным давлением, а сами форсунки оказались установленными с отклонением от оптимальных направлений распыления огневого факела.

Хуже дело обстояло с работой системы питания котлов водой: из-за не очистки ее перед выходом в море от мусора и грязи ходовые испытания прервались 5 августа аварией котла № 10 и порчей водяных цилиндров импортных питательных насосов всех котлов и в большей степени насоса десятого котла, потребовавшей для устранения неисправности станочной расточки цилиндра этого насоса.

Программа сдаточных испытаний энергетической установки, вооружений, систем и устройств составлялась в ТУ УВМС и включала, в числе прочего: “прогоны” крейсера на мерной миле на скоростях 14, 18, 21, 25, 27, 29 уз; артиллерийские стрельбы (два выстрела из каждого 180-мм орудия, два залпа всем 180-мм калибром и для определения скорострельности 10 выстрелов одним из 180-мм орудий); торпедные стрельбы; испытания рулевого устройства, противоминного вооружения (параванных охранителей), подкрепления башен и механизмов башенных установок, средств химической защиты, катапульты и устройства подъема на борт гидросамолета, корабельных пневматической почты и радиотрансляции; определение остойчивости, мореходных качеств, величины забрызгиваемости носа и кормы, параметров вибрации мачт.

Официальные сдаточные испытания начались 27 августа 1931 года и начались с якорного этапа, то есть с испытаний вооружения, систем, оборудования работу которых представлялось возможным проверить и без выхода в море. Начало ходовых сдаточных испытаний назначили на 2 октября. Вернуться с них в Николаев намечалось 22 октября, после чего заводам- участникам постройки предоставлялся месяц на исправление замечаний.

1 декабря 1931 года планировалось осуществить передачу корабля флоту, но обширные и подробные испытания достроенного с недоделками корабля оказались продолжительнее ожидаемых. Так испытания действия механизмов установок МК-1-180 начались 27 ноября, а испытания башен стрельбою 8 декабря. В последний раз на испытания артиллерии “Красный Кавказ” выходил в море 7 января, а на испытания турбин на полном ходу - неделей позже.

Только 25 января 1932 года - через пять месяцев после начала государственных сдаточных испытаний и более, чем через восемнадцать лет после закладки на стапеле - крейсер вошел в состав боевых кораблей флота. Этот день - день первого подъема военно-морского флага - в соответствии с Корабельным уставом Советского ВМФ ежегодно торжественно отмечался в течение всей последующей службы “Красного Кавказа”.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.711. Запросов К БД/Cache: 3 / 0