Глав: 26 | Статей: 43
Оглавление
В монографии собраны и систематизированы опубликованные в открытой печати работы специалистов, связанных с проектированием, постройкой и эксплуатацией отечественных лодок после завершения Второй мировой войны и вплоть до распада Советского Союза. В ней описаны все проекты, в том числе и нереализованные, рассказано об истории их создания, технических особенностях и всех модернизациях, а также о зарубежных аналогах. Кроме того, дана краткая оценка тактических свойств. Представлены схемы внешнего вида, продольные разрезы проектов и каждой их модификации. В монографии также содержатся сведения обо всех построенных в этот период отечественных лодках. Приведены данные об их названиях, заводских номерах, датах постройки, вывода из боевого состава и исключения из списков флота, а также о важнейших этапах эксплуатации. Описаны наиболее характерные аварии и катастрофы.

Основные ТТЭ

Основные ТТЭ

Водоизмещение, т:

– нормальное 3414

– подводное. 4370

Главные размерения, м:

– длина наибольшая 109,8

– ширина наибольшая 8,3

– ширина по стабилизаторам 11,9

– осадка средняя 6,28

Архитектурно-конструктивный тип двухкорпусный

Запас плавучести, % ~28

Глубина погружения, м:

– рабочая 320

– предельная ; 400

Автономность по запасам провизии, сут. 50-60

Экипаж;, чел 104

Энергетическая установка: Главная:

– тип АЭУ

ППУ:

– количество х тип (индекс) ЯР 2 хЖМТ (РМ-1)

– суммарная номинальная тепловая мощность ЯР, мВт. 146

ПТУ:

– количество х мощность (индекс) ГТЗА, л.с 2 х 17 500 (ГТЗА-601)

– число оборотов гребного винта, об/мин 500

– количество х тип движителей 2 х ВФШ

ЭЭС:

– количество х мощность (тип) основных источников, кВт. 2 х 1600 (АТГ)

– тип аварийного источника свинцово-кислотная АБ

– количество групп х элементов в каждой группе АБ 2 х 112

Вспомогательная:

– количество х мощность (тип и индекс) РСД, кВт. 2 х 390

(ГЭД на линии вала, ПГ-116)

Скорость хода, уз:

– наибольшая подводная под ГТЗА ~ 30,2[35*]

– наибольшая подводная под ГЭД 8,2

– наибольшая надводная под ГТЗА 14,9

Вооружение: Торпедное:

– количество х калибр ТА, мм 8 (Н) х 533

– боезапас 20 торпед (из них 8 в ТА)

– ПУТС. «Ленинград-627»

Радиотехническое:

– НК «Плутон-2»

– РЛ К «Альбатрос» (РЛК-101)

– станция РТР. «Накат»

– станция опознавания «Нихром-М»

– радиопеленгатор АРП-53

– ГАС «Арктика- М»

– ЙШС МГ-10

– станция обнаружения

гидроакустических сигналов. «Свет»

– станция ЗПС «Свияга» (МГ-15)

– станция миноискания «Плутоний»

– ГИСЗ «Береста-М» (МГ-23)

– эхолот «Айсберг» (НЭЛ-6)

– эхоледомер. «Лед» (ЭЛ-1)

– устройство измерения скорости звука в воде. «Береста»

– станция подводного телевидения МТ-50

– перископ зенитный. ПЗНГ-10

– перископ командирский ПЗ-8,5

35* При номинальной мощности АЭУ 100%.

АПЛ пр. 645 (шифр «Кит») была разработана ЦКБ-143 в марте 1956 г. на базе АПЛ пр. 627 под руководством В.Н. Перегудова, с ноября 1956 г. – А.К. Назарова и под наблюдением капитана 1 ранга А.Н. Донченко, а затем капитана 2 ранга А.С. Губкина.

Она имела двухкорпусную архитектуру. Прочный корпус, выполненный из стали АК-25, на большей части длины имел форму цилиндра (диаметром 6,7 м), а в оконечностях – форму усеченных конусов, которые имели такую же конструкцию, как и у прототипа. В отличие от него корабль имел боевую рубку с командирским перископом, а все посты управления кораблем и оружием по прежнему находились в центральном посту, расположенном на верхней палубе третьего отсека. Прочный корпус делился поперечными плоскими переборками, рассчитанными на давление 10 кг/см2 , на девять отсеков, из которых носовой (торпедный), третий (центрального поста), восьмой (жилой) и девятый (кормовой) отсеки были спроектированы как отсеки- убежища. Все они (за исключением кормового отсека) оборудовались выходами (в третьем отсеке через боевую рубку), обеспечивавшими выход личного состава из аварийной лодки методом свободного всплытия. В носовом отсеке также имелся торпедопогрузочный люк. Носовая концевая переборка прочного корпуса была сферической. Компоновка второго, третьего, шестого, седьмого, восьмого и девятого отсеков, в принципе, была такой же, как и у АПЛ пр. 627А. В седьмом отсеке имелись некоторые изменения, вызванные отсутствием НТГ и иной конструкцией редукторной передачи. Компоновка первого отсека определялась установкой устройства быстрого заряжания (УБЗ) ТА. В четвертом отсеке поместили оба реактора, а вспомогательные механизмы и АТГ с их конденсатно-питательной системой – в пятом, т.е. четвертый и пятый отсек прототипа поменяли местами.

В отличие от АПЛ пр. 627А корабль не имел единой общесудовой системы вентиляции. Ее разбили на четыре автономные магистрали (кольца), конструкция каждой из которых учитывала особенности отсеков, через которые они проходили. Реакторный отсек, например, имел автономную систему вентиляции с двойными герметичными затворами. Такая схема обеспечивала наиболее надежную защиту экипажа корабля от радиационных газов и аэрозолей. Она впоследствии, в тех или иных вариациях, была воспроизведена на АПЛ второго поколения.

Легкий корпус, ограждение выдвижных и боевой рубки, а также обшивка рулей и стабилизаторов были изготовлены из маломагнитной стали. Легкий корпус имел такие же обводы и пропорции как у прототипа. Однако его верхняя часть в носовой оконечности была выполнена конусообразной, что позволило разместить в ней антенну ГАС «Арктика-М» (антенну ШПС МГ-10 перенесли в подкильный обтекатель). В ограждении лодки, также имевшем лимузинную форму, оборудовали закрытую ходовую рубку, что предопределило его большие размеры и высоту по сравнению с ограждением прототипа.

В межбортном пространстве располагались 13 безкингстонных ЦГВ, сведенных в три группы (среднюю и две концевых). Продувание ЦГБ производилось только воздухом высокого давления.

АЭУ включала в себя два реактора типа РМ-1 с двумя трехсекционными ПГ (типа ПМ-2) и два ГТЗА. Реакторы были установлены побортно в четвертом отсеке в одной поперечной плоскости. Оба ПГ смонтировали за реакторами. ГТЗА располагались в шестом отсеке. Они были аналогичны агрегатам АПЛ пр. 627А, с некоторыми изменениями в проточной части турбины.

Вооружение корабля было таким же, как и у АПЛ пр. 627А. Однако в его состав ввели УБЗ и торпедопогрузочное устройство, обеспечивавшее «сухой» способ погрузки боезапаса через торпедопогрузочный люк (на предшествующих АПЛ использовался так называемый «мокрый» способ – через верхний ряд ТА). Кроме того, все операции по перемещению боезапаса на стеллажах полностью механизировали. Механизмы перемещения имели гидравлические привода и дистанционное управление.

Корабль оснастили двумя перископами. Один из них, командирский (ПЗ-8,5), обеспечивал выход в торпедную атаку, а второй, зенитный (ПЗНГ-10) – обнаружение надводных и воздушных целей, а также определение своего места без всплытия в надводное положение.

Для обеспечения выпуска рабочих чертежей и оптимизации постройки корабля пр. 645, в Подольске построили деревянный натурный макет реакторного отсека, а в Ленинграде – макеты центрального поста, пятого (АТГ и вспомогательных механизмов) и седьмого (электромеханического) отсеков. Технология постройки лодки была такой же, как и у АПЛ пр. 627А, да и велась она в том же самом цехе ССЗ-402 (№42). Все рабочие чертежи были доставлены в Молотовск в ноябре 1957 г., т.е. за девять месяцев до закладки корабля. Благодаря этому, а также уже имеемому опыту, на заводе составили график работ, в соответствии с которым корабль должны были ввести в строй через 45 месяцев после закладки. После его всесторонних испытаний планировали построить вторую такую же АПЛ.

Лодку, под тактическим номером К-27 (зав. №601), начали постройкой 15 июня 1958 г., которая вскоре начала отставать от намеченных темпов. Так, например, испытания прочного корпуса планировали провести в декабре 1959 г., но к этому моменту обечайка носового отсека не была изготовлена. В итоге пришлось ее гидравлические испытания проводить отдельно, В дальнейшем отставание от графика только нарастало. Происходило это, в основном, из-за срыва сроков поставки оборудования и, главным образом, ППУ (она была полностью осуществлена только в 1962 г.). Даже те его образцы, которые доставлялись вовремя, имели технологические дефекты. Кроме того, по мере испытаний, проводившихся на наземном прототипе в Обнинске, в рабочую документацию ППУ приходилось постоянно вносить изменения, что порой заставляло переделывать уже смонтированные на корабле конструкции. Об объеме этих работ можно судить по простому перечислению: внедрение дополнительной системы третьего контура; полная переделка системы обогрева в связи с заменой сальниковой сильфонной арматурой, а также замена водо-железной биологической защиты водо-свинцовой. Ситуация осложнялась плотной компоновкой оборудования и трубопроводов в реакторном отсеке.

К-27спустили на воду 1 апреля 1962 г., с 8 мая по 10 июня 1963 г. на ней провели швартовные испытания, 17 августа 1963 г. загрузили A3 и в начале декабря 1962 г. она приняла сплав теплоносителя первого контура. Единые государственные совместные ходовые испытания[36*] проводились с 29 июня по 30 октября 1963 г. Они показали, что АЭУ работала надежно, а все обнаруженные недостатки (износ сальников, налеты ржавчины и т.п.) носили эксплуатационный характер и их устранили во время ревизии. 30 октября 1963 г. Правительственной комиссией во главе с вице-адмиралом Г.Н. Холостяковым был подписан акт о приеме К-27 в состав флота. Несмотря на положительные результаты испытаний в этом акте рекомендовалось продолжить постройку АПЛ, оснащенных ЖМТ с теплоносителем из сплава свинец-висмут, но при этом отказаться от постройки однотипной лодки. Комиссия сочла, что предварительно требуется доработать установку. В частности, предлагалось сократить протяженность магистралей первого контура (для снижения массы теплоносителя и повышения надежности установки) и внедрить блочную компоновку ППУ (для их полной сборки на заводах-изготовителях). Члены комиссии также предлагали обеспечить замораживание сплава теплоносителя в первом контуре с последующим разогревом его паром, получаемым с базы или от своих котлов, а также естественную циркуляцию по первому и второму контурам (для запуска или вывода АЭУ из действия при минимальных затратах электроэнергии).

Надо сказать, что большая часть рекомендации Государственной комиссии была реализована в процессе создания АПЛ второго поколения пр. 705. Что же касается энергетической установки К-27, то ее малая надежность дала о себе знать в мае 1968 г. во время проверки параметров на режимах полного хода в подводном положении. Стержень автоматического регулирования самопроизвольно вышел на верхний концевик. В результате мощность реактора левого борта резко упала (с 83 до 7%), что сопровождалось выбросом радиоактивного газа в реакторный отсек с последующим его распространением по всей лодке. В конечно итоге, эта авария привела к тому, что в 1973 г. (т.е. через десять лет после вступления в строй) К-27 исключили из списков флота. Аналогичная ситуация с ВВР привела бы лишь к его «отравлению».

Оглавление книги


Генерация: 0.131. Запросов К БД/Cache: 3 / 0