Panzerjager I

Одним из возможных путей продления жизни «единичек», на перспективах боевой карьеры которых был поставлен крест еще до начала Второй мировой войны, было создание на их базе легких самоходно-артиллерийских установок.

В 1939 году берлинская фирма Alkett, выделенная как генеральный разработчик САУ для Вермахта, предложила эскизные проекты сразу трех легких самоходок на шасси Pz.I Ausf.B.

На несколько доработанном корпусе с частично срезанной подбашенной коробкой за легким щитовым прикрытием предполагалось устанавливать 37-мм противотанковую пушку Рак 35/36, 20-мм зенитную пушку Flak или 75-мм легкое пехотное орудие leIG 18. Представленные на обсуждение деревянные модели этих машин вызвали интерес представителей рейхсминистерства вооружения и боеприпасов. Но в первоначальном виде была одобрена только зенитная САУ, изготовление которой, впрочем, отложили на год.

Боевое крещение Panzerjager I состоялось в ходе Французской кампании 1940 года.

Боевое крещение Panzerjager I состоялось в ходе Французской кампании 1940 года.

75-мм самоходное орудие поддержки отклонили однозначно, так как фирма Daimler-Benz уже осваивала в производстве штурмовое орудие StuG III, а 37-мм противотанковая пушка серийно устанавливалась на шасси среднего бронетранспортера Sd.Kfz.251. Кроме того, стало очевидно, что орудие слабовато. Работы же над новой 50-мм противотанковой пушкой Рак 38 еще не были завершены.

И тут как нельзя кстати пришлись 47-мм пушки чехословацкого производства, в больших количествах захваченные немцами при оккупации Чехословакии. Это орудие в 1937–1938 годах разработала фирма Skoda (заводской индекс А5), и под обозначением 4,7 cm KPUV vz.38 его приняли на вооружение. При прекрасных баллистических характеристиках пушка имела один существенный недостаток — она была совершенно не приспособлена для механической тяги. Скорость буксировки ограничивалась 10–15 км/ч, поскольку ее колеса были деревянными. Это считалось достаточным для чешской армии, но лошадиные упряжки не соответствовали немецкой стратегии блицкрига. Поэтому большинство трофейных орудий А5, получивших в вермахте индекс 4,7 cm PaK(t), немцы предполагали использовать в стационарном варианте. Для 100 из них, например, были оборудованы позиции на «Линии Зигфрида». Для других спешно изготавливались подрессоренные подкатные тележки.

Зимой 1940 года фирма Alkett получила заказ на разработку и изготовление легкой САУ с использованием 47-мм чешской пушки (пушка «Шкода», как она именовалась в немецких документах) и шасси танка Pz.I.

Для установки нового орудия готовый проект 37-мм противотанковой САУ был переработан, так как перегруженная ходовая часть и недостаточно мощный двигатель танка Pz.Kpfw.I Ausf.A не обеспечивали необходимую скорость движения даже по шоссе, а ведение огня без специальных упоров разбивало ленивец.

Panzerjager I.

Panzerjager I.

САУ Panzerjager I из состава 521-го противотанкового дивизиона ведет бой на территории Бельгии. Май 1940 года.

САУ Panzerjager I из состава 521-го противотанкового дивизиона ведет бой на территории Бельгии. Май 1940 года.

Орудие установили на шасси Pz.Kpfw.I Ausf.B, и вместо штатного щита оно получило открытую сзади и сверху рубку с толщиной стенок 14,5 мм. Горизонтальный угол наведения составлял 17,5° на сторону, вертикальный колебался от -8° до +12°.

Машина оборудовалась штатной танковой радиостанцией Fu 2 или Fu 5.

Боекомплект пушки состоял из 86 унитарных патронов. Для стрельбы из орудия первоначально использовались бронебойные снаряды австрийского и чехословацкого образцов. В 1940 году был разработан 47-мм подкалиберный снаряд (см. таблицу ниже).

В таком виде САУ, получившая название 4,7 cm Pak(t) Sfl auf Pz.Kpfw.I Ausf.B (Sd.Kfz. 101), в марте 1940 года была принята на вооружение. Началось ее производство, а точнее — переоборудование, фирмами Alkett и Daimler-Benz. На первой осуществлялась окончательная сборка самоходных орудий, на второй — капитальный ремонт изношенных шасси и двигателей «единичек».

Начальник генерального штаба Вермахта генерал Ф. Гальдер 9 февраля 1940 года сделал в своем дневнике следующую запись: «47-мм пушки: 132 самоходные противотанковые (47-мм орудия „Шкода“). Из них: 120 — в танковые дивизии; 12 — остаются в резерве. Тем самым танковые дивизии получают в свои противотанковые дивизионы по одной роте самоходных орудий».

Итак, первоначальный заказ составил 132 САУ (включая два прототипа). Изготовление их затянулось до июня 1940 года. Вскоре за этой машиной закрепилось название Panzerjager I («охотник за танками»).

В боевых действиях весны — лета 1940 года САУ почти не участвовали, а отдельные боевые столкновения с французскими танками показали недостаточную бронепробиваемость орудия, в боекомплекте которого еще не было подкалиберных снарядов.

САУ Panzerjager I на боевой позиции. Франция, июнь 1940 года.

САУ Panzerjager I на боевой позиции. Франция, июнь 1940 года.

Примечание. Таблица составлена на основании иностранных источников.

Примечание. Таблица составлена на основании иностранных источников.

Летом — осенью 1940 года «охотники за танками» упражнялись на полигонах в стрельбе по обширной коллекции трофейных танков, а также ремонтировались. Тогда же провели и первую модернизацию этих, толком еще не воевавших машин. Она заключалась в замене старых броневых рубок несколько более просторными и полностью сварными. Осенью 1940 года был выдан еще один заказ на Panzerjager I — 70 машин (по другим данным — 60). Размер заказа, видимо, определялся ограниченным количеством шасси. Их переоборудованием занимались фирмы Daimler-Benz и Skoda.

Таким образом, общее количество выпущенных самоходок этого типа составило 202 единицы. К участию в операции «Барбаросса» были привлечены пять дивизионов и две отдельных роты истребителей танков, насчитывавших, как минимум, 153 машины.

В летних боях 1941 года Panzerjager I с подкалиберными снарядами в боекомплекте показали себя очень хорошо, и вся критика в их адрес сводилась почти исключительно к ходовой части и трансмиссии. Часто САУ застревали на русских грунтовых дорогах даже после небольшого дождя, а осенью у них стали дружно ломаться коробки передач. Положение усугубилось с наступлением холодов, так как двигатель на морозе -15 °C напрочь отказывался заводиться. Такой проблемы не испытывали самоходки 605-го дивизиона истребителей танков, отправленного в Африку. Panzerjager I довольно успешно боролись там с британскими крейсерскими танками, а с близкой дистанции могли пробить броню и «Матильды».

Впрочем, большинство легких «охотников за танками» продолжали сражаться на южном фасе Восточного фронта. Последние известные боевые эпизоды с участием Panzerjager I относятся к периоду обороны Сталинграда осенью 1942 года. Что касается эффективности боевого применения САУ Panzerjager I против советских танков, то следует сказать, что до появления в немецкой армии 50-мм противотанковой пушки Рак 38 чешское орудие было наиболее мощным. На дистанции 600–800 м 47-мм бронебойный снаряд пробивал броню всех отечественных танков за исключением Т-34 и КВ. Лобовая и бортовая броня последних в 1941 году успешно противостояла практически всем противотанковым средствам Вермахта. Однако немецким артиллеристам удалось найти слабые места и в наших новейших танках. Это были их литые и достаточно хрупкие башни. При стрельбе из Pak(t) немцам удавалось пробить бортовую и кормовую броню литых башен Т-34 и КВ с расстояния 400 м.

Panzerjager I
Истребители танков Panzerjager I из состава 605-го противотанкового дивизиона. Северная Африка, 1941 год.

Истребители танков Panzerjager I из состава 605-го противотанкового дивизиона. Северная Африка, 1941 год.

Впрочем, это явление не носило массового характера, и существенно повысить бронепробиваемость 47-мм пушки смог только подкалиберный снаряд. Введение его в боекомплект САУ позволило пробивать броню советских средних и тяжелых танков с дистанции 500–600 м. Правда, заброневое действие вольфрамо-молибденового сердечника оказалось очень слабым. Незначительным было и число вторичных осколков, представлявших основную угрозу для экипажа при попадании в танк подкалиберного снаряда. Частыми были случаи, когда сердечник, пробив броню, раскалывался на 2–3 крупных осколка, которые просто падали на пол, не причиняя вреда экипажу и оборудованию танка.

САУ Panzerjager — первый немецкий самоходный истребитель танков можно рассматривать лишь как вполне удачное промежуточное решение. 47-мм противотанковая пушка, разработанная в конце 1930-х годов, была сориентирована на тогдашний уровень бронетанковой техники. Со стремительно растущей броней танков Второй мировой бороться она уже не могла.

Вместе с тем, в целом при создании Panzerjager I впервые в полной мере проявилось характерное для Германии стремление разумно и наиболее эффективно использовать как парк устаревших танков, так и трофейное вооружение.

Подбитый советскими артиллеристами Panzerjager I «Граф Шпее». У 47-мм пушки, похоже, полностью вышел из строя накатник. Западный фронт, 1942 год.

Подбитый советскими артиллеристами Panzerjager I «Граф Шпее». У 47-мм пушки, похоже, полностью вышел из строя накатник. Западный фронт, 1942 год.

Механик-водитель Якименко и наводчик Протазанов у трофейной самоходной пушки. Западный фронт, 1942 год.

Механик-водитель Якименко и наводчик Протазанов у трофейной самоходной пушки. Западный фронт, 1942 год.

Тактико-технические характеристики САУ Panzerjager I

Panzerjager I

Похожие книги из библиотеки

Все танки СССР. Том III

Главный труд ведущего историка бронетехники! Самая полная и авторитетная энциклопедия советских танков — с 1919 года и до наших дней!

От легких и средних до плавающих и тяжелых, от опытных боевых машин, построенных по образцу трофейного Renault FT-17 еще в годы Гражданской войны, до грозных Т-72 и Т-80, состоящих на вооружении Российской армии до сих пор, — эта энциклопедия предоставляет исчерпывающую информацию обо ВСЕХ без исключения типах отечественных танков, их создании, совершенствовании и боевом применении в Великой Отечественной войне и многочисленных локальных конфликтах минувшего века.

КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано 1000 эксклюзивных схем и фотографий.

Все танки СССР. Том I

Главный труд ведущего историка бронетехники! Самая полная и авторитетная энциклопедия советских танков — с 1919 года и до наших дней!

От легких и средних до плавающих и тяжелых, от опытных боевых машин, построенных по образцу трофейного Renault FT 17 еще в годы Гражданской войны, до грозных Т-72 и Т-80, состоящих на вооружении Российской армии до сих пор, — эта энциклопедия предоставляет исчерпывающую информацию обо ВСЕХ без исключения типах отечественных танков, их создании, совершенствовании и боевом применении в Великой Отечественной войне и многочисленных локальных конфликтах минувшего века.

КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано 1000 эксклюзивных схем и фотографий.

Израильские танки в бою

Крошечный Израиль по праву считается третьей (после Рейха и СССР) великой танковой державой, что неудивительно: израильтяне – самые воевавшие танкисты второй половины XX века, грандиозные танковые сражения Шестидневной войны и войны Судного Дня по размаху, напряженности и динамизму не уступают битвам Второй Мировой, а легендарную «Меркаву» не зря величают одним из лучших современных танков (если не самым лучшим), который доказал свою высочайшую эффективность как на войне, так и в ходе антитеррористических операций.

Новая книга ведущего историка бронетехники воздает должное еврейским «колесницам» (именно так переводится с иврита слово «меркава»), восстанавливая подлинную историю боевого применения ВСЕХ типов израильских танков во ВСЕХ арабо-израильских войнах и опровергая множество мифов и небылиц, порожденных режимом секретности, с которой на Святой Земле все в порядке – СССР отдыхает! Эта книга – настоящая энциклопедия израильской танковой мощи, иллюстрированная сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

«Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой

Этот сверхтяжелый танк должен был стать «чудо-оружием», способным переломить ход войны и вернуть Пенцеваффе утраченное превосходство на поле боя. Этот чудовищный 180-тонный монстр с 200-мм броней и двумя орудиями, то ли для конспирации, то ли в припадке сумрачного германского юмора названный «Маусом» (Maus — «мышь»), поставил в гонке вооружений жирную точку, доведя до абсурда маниакальную страсть руководства Третьего Рейха к созданию все более тяжелых танков. Чуда не произошло — серийный выпуск этих колоссов был уже не по зубам немецкой промышленности. Но даже появись «маусы» в сколько-нибудь заметных количествах, вряд ли они смогли бы переломить ход боевых действий — эти огромные и крайне малоподвижные танки скорее всего стали бы легкой добычей советской и англо-американской авиации.

Менее известно, что легендарный «Маус» не был исключением — «сухопутные дредноуты» пытались создать не только в гитлеровской Германии, но и в других странах, в том числе и в СССР. Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники исследует эту тупиковую ветвь танкостроения, анализируя самые феноменальные, парадоксальные и просто безумные проекты, среди которых «Маус» был далеко не худшим.