Глав: 14 | Статей: 81
Оглавление
Уже в годы Первой мировой практически во всем мире начали понимать, что полевая артиллерия на конной тяге не соответствует резко возросшим требованиям ведения боевых действий. Артиллерийские орудия того времени были очень уязвимы на марше от огня противника, не обладали достаточной подвижностью и требовали затрат времени на подготовку к стрельбе. А армии всех стран в то время особо нуждались в новых образцах артиллерийского вооружения, способных быстро менять свое местоположение, свободно передвигаться по бездорожью вместе с пехотой и надежно защищать свой расчет от неприятельского огня. Глядя на первые неказистые образцы самоходной артиллерии, больше похожей на куски бронепоездов на колесном или тракторном шасси, вряд ли кто-то мог предположить, что они трансформируются со временем в целую когорту различных по внешнему виду и применению боевых машин. В новой книге Михаила Свирина вы узнаете об основных ключевых моментах истории советской САУ, о том, каким задумывали этот вид артиллерии советские военные теоретики, познакомитесь со штатами частей и соединений советской самоходной артиллерии, начиная с самых первых, пока еще робких опытов и до "заката эры ствольной артиллерии" в 1955-1960 гг. Особое внимание по праву уделено развитию САУ в годы Великой Отечественной войны, так как именно ее многие исследователи по праву считают "венцом самоходной артиллерии".

9.4. Легкие – основа артиллерии наступления

9.4. Легкие – основа артиллерии наступления

Злобная полосатая муха общевойсковых армий

Летом 1943 г. Артуправление Красной Армии в условиях начавшегося стратегического наступления на советско-германском фронте, а также больших потерь в артиллерийской "тягловой силе" (а потери автомобилей грузоподъемностью 3/4 -1,5 тонны от различных причин в ходе каждой наступательной операции составляли в среднем 24-52%) разработало концепцию перевода полковой и дивизионной артиллерии мотострелковых соединений на самодвижущиеся лафеты. Этот проект в недрах ГАУ получил условное название "ОСА" (общевойсковая самоходная артиллерия). Рождение проекта было вынужденной мерой отечественных артиллеристов, которых незадолго до этого лишили самоходной артиллерии, передав ее в ведение бронетанковых войск. Таким образом, ОСА-76, о которой пойдет речь ниже, отнюдь не являлась предшественником или развитием семейства СУ-76, как то считалось некоторыми исследоватслями, но представляет абсолютно самостоятельный класс артиллерийских систем, разработка которых началась уже в то время, когда СУ-76 вовсю воевали на фронте. Проектом "ОСА" предполагалось создание следующих самодвижущихся артсистем:

– ОСА-76 – самодвижущаяся 76-мм дивизионная пушка частичного бронирования;

– ОСА-57 – самодвижущаяся 57-мм противотанковая пушка частичного бронирования;

– ОСА-З ("Зенитный") – самодвижущийся зенитный автомат, или спарка крупнокалиберных зенитных пулеметов частичного бронирования.

Ответственным исполнителем по проекту "ОСА" были назначены завод № 38 НКТП и ГАЗ.

На заводе № 38 руководил проектными работами М.Н. Щукин. Из предложенных на суд Артуправления эскизных проектов были одобрены ОСА-76 и ОСА-57, первый из которых предполагалось изготовить "в металле" в IV квартале 1943 г. ОСА-76 представляла собой малоразмерную машину массой не более 3500 кг с автомобильным двигателем ГАЗ-MM, вооруженную 76-мм орудием ЗИС-3. Ходовая часть ОСА собиралась из стандартных узлов ходовых частей танков Т-60 или Т-70, экипаж насчитывал 3 человека. Броневая защита ОСА-76 соответствовала толщине штатного щита орудий ЗИС-3, ЗИС-2 и М-30 и составляла 6 мм брони высокой твердости.

Общевойсковая самоходная установка ОСА-76 на испытаниях. 1944 г.



ОСА-76 преодолевает косогор. Осень 1944 г.

КБ ГАЗ под руководством H.A. Астрова и Н.В. Грачева в рамках тех же ТТТ предложило машину ГАЗ-68, позже названную КСП-76 (колесная 76-мм самодвижущаяся пушка). В качестве базы горьковчане использовали шасси и двигательный агрегат автомобиля повышенной проходимости ГАЗ-63 (двигатель ГАЗ-202 от танка Т-60 мощностью около 63 л.с.) с броневым кузовом, имеющим толщину в лобовой части первоначально 10 мм, в ходе доработки доведенную до 16 мм. Для улучшения распределения массы двигатель ГАЗ-202 с системами питания и охлаждения был перенесен в кормовую часть. Экипаж, как и у ОСА-76, также составлял 3 человека.

Колесная самоходно-артиллерийская установка КСП-76 на испытаниях. 1944 г.


Весной-осенью 1944 г. обе САУ испытывались как раздельно, так и совместно. Несмотря на то, что изначально артиллеристы отдавали большее предпочтение машине КСП, как более привычной в эксплуатации и ремонте (колесный движитель), в ходе испытаний их мнение изменилось, так как КСП-76 явно проигрывала машине завода 38 ввиду большой массы (более 5 т.), больших габаритов, чем ОСА-76, при чрезвычайно слабой проходимости по пересеченной местности. Более того, ее применение вне дорог было признано невозможным. А проведение стрельб из орудия показало еще и лучшую устойчивость гусеничной версии.

ОСА-76 завода № 38 была рекомендована для принятия на вооружение при условии ликвидации отмеченных в ходе испытаний недостатков.

Предполагалось использовать эту машину "своим ходом" только на поле боя, но проведенные испытания длительным пробегом в составе колонны СУ-76 показали, что машина имеет очень неплохие ходовые качества не только на пересеченной местности, но и на шоссе. Ее запас хода превышал 220 км, что было достаточно даже для легких самоходных установок, а применение для питания "Осы" бензина второго сорта, в том числе и трофейного синтетического, трудно было переоценить (СУ-76 потребляла бензин не хуже Грозненского). Малый вес САУ обеспечивал ей прекрасную проходимость и привлекал к ней внимание не только артиллеристов, но также танкистов и десантников.

Сравнение размеров СУ-76М и ОСА-76.




К весне 1945 г. М.Н.Щукин, выполнявший уже обязанности главного конструктора завода № 75 в Харькове, предлагал провести проектирование на базе общих конструкционных решений ОСА-76 легкого многоцелевого бронированного транспортера пехоты и оружия по типу ленд-лизовского "универсала", а также легкой авиадесантной самоходной установки, названной АСУ-76, с освоением их выпуска в Харькове. Но ввиду отказа от моторизации общевойсковой артиллерии серийное производство ОСА-76 (танкисты назвали ее на свой лад – ОСУ-76) развернуто не было.

Зрелая жизнь "сучки"

К началу 1944 г. практически все производители легких танков типа Т-70 (ГАЗ, завод № 38 в Кирове и завод № 40 в Мытищах) были переведены на выпуск легких СУ-76 (СУ-15М), а поскольку генеральный конструктор указанной САУ М.Н. Щукин назначался главным конструктором восстанавливаемого в Харькове танкового завода № 75 (бывший ХПЗ им. Коминтерна), головным предприятием по СУ-76 с 1 января 1944 г. становился Горьковский автозавод, и главным конструктором по данной САУ был назначен Н.А. Астров.

Здесь еще в конце 1943 г. велись множественные доработки конструкции машины, направленные на улучшение ее работоспособности, упрощение трудоемкости изготовления, снижения цены. В частности, были доработаны системы питания и охлаждения двигателя, немного изменена компоновка боевого отделения, увеличен объем топливного бака, увеличен возимый боекомплект. Такая доработанная машина получила войсковой индекс СУ-76М и была принята на вооружение еще до завершения приемочных испытаний.

Новая модификация оказалась проще предшествующей, что позволило примерно на четверть поднять удельный выпуск легких САУ. Машины шли на оснащение не только легких САП, но также истребительно-противотанковых подразделений и частей. В эксплуатации они были очень неприхотливы, просты в освоении личным составом, подвижны и маневренны во время маршей. Несмотря на то, что максимальная скорость СУ-76М была ниже, чем у Т-34, благодаря более удачному распределению передач подвижность полков СУ-76 была выше, чем большинства иных танков и САУ.

Несмотря на то, что разрабатывались СУ-76 и СУ-76М как самоходные дивизионные орудия поддержки, использовались они, особенно первое время, преимущественно, как танки без башни. Большинство командиров танковых соединений, получив для поддержки САПы, не имели представления о тактике использования самоходных орудий и часто посылали эти части на убой. СУ-76 проводили фронтальные атаки немецких укреплений, броней прикрывая атакующую пехоту, использовались и для противотанковой обороны на совершенно неприспособленных участках, контратаковали немецкие танки (!) и т.д.

Малограмотная тактика применения САП вызывала негативное отношение к машине и у воевавших на ней. На языке солдат за СУ-76М закрепились весьма нелестные прозвища: "сучка", "пукалка", "старая девка", "братская могила", "голозадый Фердинанд" и т.п. Многие танкисты не любили свои боевые машины, мечтая пересесть куда-нибудь, где броня покрепче, но и пересаживаясь на СУ-85, не чувствовали облегчения.

Автор беседовал с многими ветеранами и в очередной раз убедился, что все, ругавшие СУ-76, были танкистами, мало воевавшими в ней или подбитыми в первых боях и пересевшими на другие боевые машины. Их критика отличалась некоей огульностью. "Машина – дерьмо!" – говорили они и переводили разговор на другие темы. А из конкретики приводили тривиальные доводы: броня тонкая, крыши нет, питается бензином, пушка слабая. И все!

Но те, кто имел честь длительное время воевать на СУ-76 (особенно механики-водители), неизменно отзывались о своей машине положительно. И клички машине давали ласковые: "Ласточка", "Сухарик", "Снежинка", "Коломбина", и даже "Суворочка". Это не считая массы женских имен, которыми нарекали свои боевые машины их командиры и механики-водители во все времена.

Расчет СУ-76 в бою. Зима 1944-1945 гг.



СУ-76 входят в Бобруйск. 1944 г.

А вот их аргументация в защиту СУ-76М выглядит куда более убедительной. Во-первых, условия обитаемости экипажа. Отсутствие крыши они не считали недостатком. Ведь в закрытой рубке и в башне танка вентилятор не справлялся с очисткой воздуха и потому вести интенсивную стрельбу было невозможно (особенно ярко это проявилось на Курской дуге в САПах, оснащенных СУ-76(и) и СУ-76М (СУ-12М), имевшими крышу. Тогда как в СУ-76М стрельба ничем не отличалась от ведения огня из полевого орудия, да к тому же расчет прикрыт с бортов и частично со спины от пуль и осколков. В случае загорания машины экипаж чаще всего успевал выпрыгнуть из боевого отделения (и это несмотря на то, что САУ питалась бензином). Если при загорании СУ-85 из нее спасались в лучшем случае двое, то в СУ-76М иногда погибал только водитель, а чаще спасались все. Далее – у СУ-85, да и у Т-34, имелась довольно обширная "мертвая зона", непросматриваемая даже из башенки, а здесь было видно все. Во-вторых, управлять машиной было не в пример легче, чем Т-34, где до середины 1943 г. (а фактически – до осени 1944 г.) переключить передачу в движении мог только водитель недюжинной силы. Да и ход СУ-76М был очень плавным и тихим. Т-34 издавал в движении такой лязг и гул, что предупреждал о своем появлении за несколько сотен метров, а СУ-76М могла внезапно выскочить из-за поворота, произвести выстрел и скрыться незамеченной. Ведь в движении она была не громче грузового автомобиля. Была эта машина хорошей и по проходимости, так как имела маленькое удельное давление на грунт, а уж о надежности и говорить не приходится. Моторный агрегат ГАЗ-203 порой свободно "нарабатывал" 350 моточасов и более и при этом часто не требовал ремонта, а В-2 чаще всего с трудом преодолевал 150 моточасов. Трансмиссия СУ-76М работала в менее нагруженном режиме, чем трансмиссия Т-34 и КВ, и потому тоже отличалась хорошей надежностью.

Заправка СУ-76 бензином. 1944 г.


Но главное преимущество "сучки" было в том, что она позволяла решать практически все задачи, которые только можно было придумать для дивизионной пушки, обладая при этом более устойчивой базой. В умелых руках СУ-76М на Днепре, под Кенигсбергом, в Берлине и на Карельском перешейке двумя-тремя выстрелами прямой наводкой попадали снарядом в амбразуру ДОТ и ДЗОТ. На "линии Кароля" в Румынии СУ-76 проявили себя как прекрасные "кочующие батареи" для проведения артналетов и контрбатарейной борьбы, так как СУ-76 могла вести огонь даже с закрытых позиций по установкам полевой артиллерии, причем командиры легких САУ имели в среднем лучшую артиллерийскую подготовку, чем командиры СУ-85, которых учили "по-танковому". В Венгрии, за Тиссой СУ-76М прикрывали плацдарм от яростных атак мадьярской пехоты и конницы, ведя губительный огонь шрапнелями, поставленными "на картечь". А уж в навыке сбивать немецкие пулеметы, обстреле живой силы и т.д. равных ей не было.

Легкие СУ-76 вступают в Австрию. 1945 г.



СУ-76 в бою под Кенигсбергом. 1945 г.

И вновь о "Хетцерах" по-советски

В начале 1944 г. работы над отечественными противотанковыми "гробиками", вспыхивающими в разное время в различных КБ, подошли к своему логическому концу. Это понятно, так как на вооружении уже стояли танки с 85-мм пушкой, обладавшей и большой бронепробиваемостью и сравнительно мощным разрывным действием. А главное – острая потребность в мобилизационных машинах уже прошла.

Но под занавес этой истории горьковчане успели создать противотанковую САУ ГАЗ-75, ставшую последним аккордом – венцом среди советских "Хетцеров". Интересно было то, что при боевой массе около 18 т ГАЗ-75 несла лобовую броню толщиной в 60-75 мм (тогда как серийная СУ-85 – лишь 45-мм) и была вооружена таким же 85-мм орудием, как и Т-34-85. Расположение боевого отделения в середине САУ улучшало распределение массы на опорные катки и улучшало проходимость на пересеченной местности. Машина была подвижной как на шоссе, так и на пересеченной местности. Производство отечественных дизелей GMC началось в январе 1945 г., но принятие ГАЗ-75 на вооружение весной 1945 г. уже ничего не решало, и она осталась в опытном образце.

Самоходно-артиллерийская установка ГАЗ-75. Осень 1944 г.


Оглавление книги


Генерация: 0.276. Запросов К БД/Cache: 3 / 1