Размещение лошадей и содержание конюшен

Войсковые лошади по большей части размещаются в казарменных конюшнях. Если своих конюшен не имеется в том месте, где стоит войсковая часть, то лошадей размещают в конюшнях или сараях, нанимаемых у местных жителей.

При постройке конюшен для лошадей обычно выбирается высокое место, дальше от болот, чтобы не чувствовалось сырости. Величина конюшни зависит от числа лошадей, которые в ней помещаются. Нужно принять за правило, что если лошадей в конюшне много, то высота ее должна быть больше, если же лошадей в конюшне мало, то высота ее может быть тоже меньше. При размещении лошадей по конюшням, нужно обращать внимание на то, чтобы в них было достаточно воздуха и не было духоты, а потому, если конюшни очень низки, то в такие конюшни нужно ставить меньше лошадей. Потолок в конюшнях непременно должен быть плотным, без щелей, чтобы из этих щелей не сыпалась пыль на лошадей и не попадала бы им в глаза, а также на спины их и в кормушки. По этой причине не следует на чердаке хранить ни сена, ни соломы, ни овса. Это опасно и в пожарном отношении, а кроме того, фураж, который сохраняется на чердаке, пропитывается через потолок, через самые малые щели его, едким конюшенным запахом. Такой фураж лошади неохотно поедают, а к тому же он вреден и для здоровья лошадей.

Для каждой лошади в конюшне должно быть помещения не менее 4 аршин в длину, проход же позади лошади не менее 2 аршин.

Лошади ставятся одна от другой на расстоянии 2 1/2 аршин и отделяются жердями или тонкими брусьями. Эти брусья устраиваются так, чтобы к яслям они были выше, а к проходу ниже. Эти жерди или брусья лучше всего делать висячими и съемными.

Конюшни должны быль светлыми, так как темные конюшни вредно влияют на зрение лошадей. Когда лошади, которые стояли в темной конюшне, выводятся на ярко освещенный солнцем двор, резкая перемена освещения, т. е. яркий свет после темноты, вредно действует на глаза. Окна в конюшнях должны быть сделаны настолько выше головы лошадей, чтобы они не доставали мордами до окна и чтобы яркий свет не падал прямо в глаза лошади, так как это раздражает глава и портит зрение. По этой причине окна лучше делать в той стене, к которой лошади стоят задом.

Пол в конюшнях делается различный (деревянный, кирпичный, глиняный, земляной и асфальтовый). Лучше всего делать пол и проход в конюшне глинобитными. Для устройства такого пола надо выкопать землю в конюшне, набросать глину и утрамбовать ее особыми трамбовками. После этого полить пол водой, сгладить все неровности и дать высохнуть в течение двух недель. Если при высыхании такой пол будет давать трещины, то их следует засыпать глиной и вновь утрамбовать. Такой пол должен быть с небольшим уклоном к задним ногам для стока мочи к к проходу, где проделываются канавки. Выбитые и сырые места в этом полу ежедневно следует выравнивать и посыпать песком. Два раза в год необходимо снимать верхний слой пола, который пропитывается мочой, и насыпать новый слой глины.

Глинобитный пол самый удобный и подходящий и почти повсеместно его можно встретить в конюшнях Красной армии. Кирпичный пол очень прочен, но тверд и поэтому при нем требуется много подстилки. Деревянный пол сам по себе хорош и тепел, но не прочен, от мочи он становится скользким и гниет. Кроме того под досками такого пола скапливается моча, загнивает и распространяет едкий и вредный для здоровья лошадей запах. Если такой пол в конюшне уже имеется, то следует в таком полу сделать отверстия для стока мочи в подполье, а там, в свою очередь, сделать сточные выводящие мочу канавки, иначе в подполье моча будет загнивать и портить воздух в конюшне. Под таким полом необходимо производить очистку промыванием водой. Земляной пол не подходящ потому, что от мочи всегда на нем держится жидкая грязь и его нельзя поэтому содержать сухим. Асфальтовый пол дорог, к тому же пока он новый, он еще хорош, а потом в нем образуются трещины, где скопляется моча, которая там гниет и заражает воздух конюшни своим едким запахом. Помимо этого, асфальтовый пол очень холодный, и в зимнее время такой пол требует особенно много подстилки; чтобы лежащие на нем лошади не зябли.

Кормушки нужно устраивать на такой высоте, чтобы лошадь могла свободно доставать корм не очень опуская и не поднимая для этого головы. Кормушки бывают съемные, в виде четырехугольных ящиков, или приделанные к стене наглухо. Эти кормушки следует обивать внутри цинковой жестью, а по краям железными полосами, чтобы лошади их не грызли. Кормушки должны иметь пол-аршина в поперечнике и столько же в глубину. Эти кормушки ежедневно нужно очищать от остатков корма и промывать.

В конюшнях главное внимание должно быть обращено на опрятность и на чистоту воздуха. Для поддержания в конюшнях чистого воздуха должны быть устроены вентиляционные трубы для притока свежего воздуха. В конюшнях следует устраивать эти трубы с таким расчетом, чтобы на каждые десять лошадей приходилась одна труба в 3/4 аршина в поперечнике. Нужно как можно чаще подметать конюшни и выносить навоз, который ни в коем случае не складывать вблизи самой конюшни, а в отведенном для этого месте. Навоз, сложенный около конюшни, будет портить воздух в самой конюшне. При приближении грозы вентиляционные трубы, двери и окна необходимо закрывать. Воздух в конюшнях должен быть прохладным, в холодное время года не выше 7 градусов по градуснику, который обыкновенно вешается на стену в конюшнях. Если в конюшне слишком тепло, то это вредно отражается на здоровье лошадей.

Когда лошади выводятся из конюшни, то следует обязательно проветривать конюшни, даже в сильные морозы, для чего открывать двери и окна. Зимой открываются только двери. При вводе же лошадей обратно в конюшни нужно наблюдать, чтобы не было сквозного ветра. Один раз в неделю необходимо обметать потолок, стены, кормушки от пыли, сенной трухи и паутины. Перед этой уборкой, само собой понятно, необходимо всех лошадей вывести из конюшни на коновязь.

Необходимо еще помнить, что двери в конюшне должны отпираться наружу и быть настолько широки и высоки, чтобы можно было свободно выводить через них оседланных лошадей. Если двери имеют щели, то зимой, для сохранения тепла в конюшне, следует с наружной стороны прибивать к ним соломенные маты или обивать рогожей и подкладывать под нее солому. Порог в дверях должен быть низкий, чтобы лошади не задевали за него ногами и не спотыкались. Для этого с обеих сторон порога делают присыпку из земли или глины в виде ската и утрамбовывают.

Нужно как можно чаще выметать конюшни и вывозить навоз

Нужно как можно чаще выметать конюшни и вывозить навоз

.

Если войсковой части приходится размещать своих лошадей в обывательской конюшне или сарае, сделанных из плетня, то в зимнее время для большей теплоты хорошо оплести эти помещения другим плетнем и между этими плетнями набить солому или землю. Но никогда нельзя обкладывать такую конюшню навозом; от навоза могут произойти заболевания лошадей. В воротах каждой конюшни необходимо иметь закладки или перекладины, одну или две. Эти закладки должны быть на такой высоте от порога, чтобы лошадь не могла перескочить через них или подлезть под них.

В конюшнях ни в коем случае не допускается сборищ, шума и ночлега. Нужно быть особенно осторожным с огнем. Курить в конюшне или вблизи нее воспрещается. Керосиновые лампы и свечи должны быть обязательно в фонарях. Входить в конюшню со свечей, зажигать и тушить фонари, вынимать лампы и свечи из фонарей в конюшне воспрещается. Фонари вносить и выносить из конюшни обязательно зажженными. Фонари нужно устанавливать так, чтобы случайная их поломка не повела к пожару, а место их привеса к потолку нужно обложить железным листом. В общих конюшнях в каждом взводе нужно иметь бочку с водой и ведро.

Около конюшен на сухом и высоком месте нужно иметь коновязи длиною по числу лошадей из расчета двух аршин на каждую лошадь. Для коновязей нужно употреблять старые водопроводные трубы или рельсы. Коновязи, сделанные из деревянных брусьев и обшитые листовым железом, крайне непрочны. Железная обшивка ржавеет, отходит лоскутами от деревянного бруса, и об эти железные лоскуты лошади причиняют себе часто значительные поранения в области головы, шеи и груди.

Похожие книги из библиотеки

А6М Zero

19 августа 1940 года в Китае появился новый японский истребитель, с которым японцы, несущие тяжелые потери среди своей лишенной прикрытии бомбардировочной авиации, связывали большие надежды. Однако китайская разведка оказалась на высоте и о новом «суперистребителе» стало известно еще до его первого боевого вылета. Поэтому небо над целью, обычно кишевшее китайскими самолетами, на этот раз было пусто. И только 13 сентября, благодаря сообщению японского разведчика C5M1, который обнаружил над китайским аэродромом несколько десятков истребителей противника, состоялось боевое крещение новой машины. Истребители из группы капитана Синдо, сопровождавшие к цели бомбардировщики, изменили курс, и завязали бой с китайцами. Спустя несколько минут после начала боя из тридцати китайских истребителей И- 152/И-153 и И-16 на земле горело 27, а японцы не потеряли ни одной машины. Так было положено начало легенде о новом японском истребителе «Рейсен» или «Зеро-сен» – истребителе, который вскоре приобрел мировую славу.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании и подписи к иллюстрациям текстом.

Тяжелые САУ Красной Армии

Практически одновременно с началом проектирования тяжелого танка Т-35 в СССР началась разработка на его базе тяжелых самоходно-артиллерийских установок. Шасси тяжелого танка было привлекательным для размещения на нем артиллерийских систем большой и особой мощности.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Трофейные танки Красной Армии. На «тиграх» на Берлин!

Вопреки распространённому убеждению в превосходстве советской бронетехники, Красная Армия всю войну охотно применяла трофейные танки. Если в 1941 году их количество было невелико — наши войска отступали, и поле боя, как правило, оставалось за противником, — то после первых поражений Вермахта под Москвой и на Юго-Западном фронте, где немцам пришлось бросить много исправной техники, в Красной Армии были созданы целые батальоны, полки и бригады, имевшие на вооружении трофейные танки. И даже в конце войны, когда промышленность вышла на пик производства, в изобилии снабжая войска всем необходимым, использование трофеев продолжалось, хотя и в меньших масштабах, причем наши танкисты воевали не только на «пантерах» и «тиграх», но и на венгерских «туранах».

Новая книга ведущего специалиста восстанавливает подлинную историю боевого применения трофейной бронетехники, а также отечественных самоходок, созданных на шасси немецких танков.

Книга содержит много таблиц. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.