О свертывании и развертывании колонн

О свертывании и развертывании колонн предписано достаточно в строевом уставе. Но построение ее, имея столь разнообразные виды и способы, неудобно было к тому, чтобы все оные предписать можно было. По сей самой причине и здесь предлагаются только общие к тому правила, а именно:

1-е

Свертывание колонны делается или к одному которому-нибудь флангу, или к средине.

2-е

Свертывание в средину почитается выгоднее, потому что обе половины фронта, в одно время вступая в движение, занимают свои в колонне места так, что когда фланговые люди дойдут до средины, то и колонна составится. Следовательно, имев проходить половину пространства, требуется и половина времени.

3-е

Дабы быть в состоянии развернуться из колонны, из средины составленной, по своему желанию иногда и к одному флангу (что по многим обстоятельствам бывает необходимо), то удобно свертывать и таким образом, чтобы, не ломая полудивизионов из средины, как в строевом уставе сказано, а оставя один из средних полудивизионов на месте, приказать правой половине фронта занимать целыми полудивизионами свои места впереди, а левой – назади оставшегося на месте полудивизиона.

4-е

На сих разных способах свертывания колонн основываются и способы развертывания и наблюдается:

1-е. Чтобы фронт был вытянут прямо и точно по той линии, по которой начальнику желается, и для того при обучении назначать два пункта или два приметные места (хотя отдаленные от флангов), как то: колокольня, дом, бугор, большой камень и сему подобное, и требовать, чтобы фронт точно стоял на протянутой между сих двух пунктов мнимой линии. Главное к сему подобие есть то, чтобы тот полудивизион, который при развертывании остается на месте и по которому линия равняться должна, поставлен был весьма верно на сказанной линии.

2-е. Чтобы развертывание исполнено было весьма скоро. Ежели колонна не более как из одного баталиона (разумеется о егерском), то непременно резвым маршем, то есть бегом, буде же более баталиона, то скорым шагом.

Первое требуется для того, чтобы линия была постановлена выгодно в рассуждении местоположения и в рассуждении положения неприятельского, а второе – дабы сколь возможно скорее выйти из того слабого состояния, в котором всякое войско во время развертывания находится.

5-е

Можно развертывать колонну из средины таким образом, чтобы средний полудивизион, который при сем случае остается на месте, служил основанием вытягиваемой линии, но как все передние полудивизионы, чтобы стать [со] средним на одну линию, должны податься назад и уступить столько места, сколько было расстоянием от средины до головы колонны. Обстоятельство, которое сей маневр делает во многих случаях неудобным, особливо в длинной колонне, где половина оной должна, потеряв то место, до которого она приближилась, к неприятелю достигла, так сказать пятиться от неприятеля на малое расстояние назад, пока займет свое в линии место. Для отвращения сего неудобства потребен следующий способ:

6-е

Чтобы развернуться из средины, избежать показанное выше [не] удобство, то должно вытягивать фронт на той линии, на которой стояла голова колонны, не уступая ни шага земли.

В сем случае первый дивизион или полудивизион, поворотясь направо, теснятся по рядам по той самой линии, на которой фронт стоять должен, для чего фланговому офицеру указать приметный пункт, чтобы он для лучшей верности сам себе от своего глаза до данного пункта заметил посредине пункты и чрез них бы тянулся прямо, [а] от[о]шед столько расстояния, сколько фронт от средины своей до фланга занимать должен, останавливаются. Между тем все прочие полудивизионы, от головы колонны до средины стоящие, по мере того, как предыдущие их, повернув направо по рядам, вытягиваются так, что левый фланг предыдущего минует правый последующего, всякий по мере того поворачивается, тянется по рядам в таком от предыдущего положении, как тронулся с места, и не прежде налево поворачивается для вступления в линию, доколе предыдущий того не сделает. Так что первый полудивизион, дошед до своего места, останавливается, делает во фронт, потом второй тоже выступает во фронт, третий, четвертый и так далее. Между тем средний полудивизион занимает самое то место, на котором стоял [полудивизион], составляющий голову колонны, наблюдает, чтобы с правым флангом быть в прямой линии и отнюдь левого своего фланга ни вперед не выдавать, ни осадить, дабы левая часть фронта, которая должна будет [по] последнему полудивизиону равняться, протянулась точно к тому пункту, который себе командир назначил, развертываясь влево обыкновенным порядком.

7-е

Бывают случаи, в которых колонна, будучи составлена к правому флангу, должна и вытягиваться вправо же, примыкая левый фланг фронта к тому месту, где была голова колонны. В сем случае способ самый простой и менее всех расстройке подверженный есть следующий:

Полудивизион, голову колонны составляющий, то есть первый во фронте с правого фланга, поворачивается по рядам направо, идет прямою линиею до своего во фронте места так, как выше сего в шестом отделении о колонне сказано, и коль скоро его фланг минует стоящий за ним второй полудивизион, тогда сей, вступая на его место, также поворачивается направо по рядам и поспешает за ним. Сие повторяется до последнего полудивизиона с тем примечанием, что каждый, вступая на то место, где стоял в колонне головной полудивизион, поворотив направо, тянется по рядам за предыдущими, составляя с ними прямую и неразрывную линию. Последний же полудивизион, подвигаясь в колонне вперед, достигает того места, с которого первый (составляющий голову) сошел, останавливается[19] на оном и составляет левый фланг линии.

Ежели колонна составлена к левому флангу, а нужно будет фронт тянуть налево же, тогда употребляется тот же самый способ, но в противную сторону.

Что же касается до строения колонны назад и до строения из оной фронта назади же, которых образы, способы многочисленны, то об них здесь и не упоминаю и оставляю предложить в практике.

Все сии примечания, до пехоты вообще касающиеся, не суть какие-либо новости или отмены против изданного Устава или правил, в российских войсках принятых, но ничто иное, как заключения, из сих же источников почерпнутые, следовательно, и все прочее, о чем здесь и не упомянуто, в огнях и построениях всякого рода, производить на основании того, как оное производиться должно в российской пехоте.

Что же касается до маневров, собственно егерю свойственных, то так как сия часть новая и такая, о обучении которой военные законы еще не упоминают, а требует правил для единообразного обучения нужных для сей службы маневров, потому и прилагаю Бугского корпуса в баталионы для исполнения следующее.

Похожие книги из библиотеки

Линейные корабли “Гельголанд”, “Остфрисланд”, "Ольденбург" и "Тюринген" . 1907-1921 гг.

В Германии департамент проектирования морского ведомства во главе с вице-адмиралом Эйкштедом оказался вполне готов к разработке нового проекта дредноута. В качестве базовой приняли первую серию типа “Нассау”. Как таковая, вторая серии типа “Гельголанд” не являлись чем-то особенным в сравнении с первой, представляя собой её последовательное и планомерное развитие. Но, тем не менее, с технической точки зрения эти проекты кораблей несколько различны. И в первую очередь эти различия, помимо большей величины корпуса, вызваны иным расположением энергетической установки. Другим важным отличительным признаком стало существенное изменение весовых нагрузок из-за перехода на новый, более крупный калибр главной артиллерии. Проектные работы велись без задержек и в период 1907-08 гг. конструкторы департамента разработали окончательный проект дредноута второй серии, что явилось следующим логическим шагом развития дредноутов типа “Нассау”.

Танковые войны XX века

ДВА БЕСТСЕЛЛЕРА ОДНИМ ТОМОМ!

Полное издание обеих книг ведущего военного историка, посвященных танковым войнам XX века, в том числе и легендарному блицкригу.

Минувшее столетие по праву считается «Веком танков» — ни один другой род войск не оказал такого влияния на ход боевых действий: танки играли решающую роль в большинстве вооруженных конфликтов, совершив настоящую революцию в военном деле, навсегда изменив характер современной войны. Однако полноценные, по-настоящему эффективные танковые войска удалось создать лишь трем государствам — гитлеровской Германии, Советскому Союзу и Израилю, — только эти страны, пройдя долгий путь кровавых проб и ошибок, смогли разработать и успешно применить на практике теорию танковой войны, вершиной которой стал немецкий БЛИЦКРИГ, впоследствии взятый на вооружение советскими и израильскими танкистами. Анализу стратегии и тактики «молниеносной войны» посвящена вся вторая часть книги. Кроме того, особый интерес представляет глава, в которой автор моделирует несостоявшийся конфликт между СССР и НАТО, наглядно демонстрируя, что вопреки американским прогнозам на Европейском театре военных действий у Запада фактически не было шансов устоять против советской танковой мощи.

Отечественные противотанковые гранатометные комплексы

Интенсивное насыщение бронетанковой техникой армий наиболее развитых стран и ее применение практически во всех видах общевойскового боя создали условия, при которых противотанковая и полевая артиллерия не могла повсеместно сопровождать и обеспечивать огневую поддержку пехоте. Возникла необходимость оснащения ее мощным противотанковым оружием, которое обеспечило бы ей возможность успешной борьбы с танками в ближнем бою.

В предложенном читателям специальном выпуске журнала «Оружие», пожалуй, впервые в стране сделана попытка отразить в историческом плане процесс создания и развития противотанкового гранатометного вооружения, являющегося самым массовым видом оружия подобного назначения.

Линейные корабли типа “Куин Элизабет”

Поначалу в Великобритании многие были настроены против линкоров совершенно нового типа. Их строительство требовало больших затрат, к тому же после их постройки большая часть линейного флота самой мощной морской державы мира сразу же оказалась бы устаревшей.

Тем не менее решение было принято весьма быстро, особенно благодаря адмиралу Джону Фишеру, который всемерно заботился о том, чтобы какое-то другое государство не опередило Великобританию в любых новшествах, вводимых на флоте. В рекордные сроки был составлен проект и начато строительство линейного корабля «Дредноут» («Неустрашимый»). Этот корабль, спущенный на воду 10 февраля 1906 года, имел характеристики, присущие всем поздним линкорам, которые и стали называться «дредноутами». При водоизмещении 18000 т он, с помощью паровых турбин, развивал скорость хода 21 узел и обладал унифицированным вооружением из десяти 305-мм орудий. Для отражения атак миноносцев на малых дистанциях к ним были добавлены и 12- фунтовые орудия.