Виноват стрелочник

В целом новый трактор признали перспективным, а отмеченные дефекты конструкции — потенциально устранимыми. Поэтому приказом НКТП № 146 от 31 марта 1933 года «Коминтерн» утверждался к серийному производству, а приказом РВС СССР № 5249сс от 10 июня 1933 года он был принят на вооружение. Однако с апреля месяца работа по подготовке производства стала значительно падать, т. к. тракторному отделу было добавлено в производство 100 шт. моторов «Коммунар».

Кроме того, помимо совершенствования трактора «Коммунар» и работ по «Коминтерну» в 1933 году завод был загружен и другими заказами, а именно — вел работы по дизелям БД-2 и БД-14, занимался совершенствованием конструкции танка БТ (простое перечисление работ в докладе военпреда заняло шесть листов). В итоге освоение «Коминтерна» перенесли на 1934 год с утверждением 10 февраля плана работ:

«7. Изготовление общих видов мотора и трактора по конструкциям механизмов оформленным для серийного производства. 1 мая.

2. Составление техусловий на комплекты и детали трактора. 1 июня.

3. Изготовление монтажных чертежей по трактору. 1 августа.

4. Доработки конструкции трактора по данным Технологического бюро и материалам испытаний тракторов на полигоне. 1 августа.

5. Составление краткого описания и руководства по уходу за трактором. 1 августа.

6. Доизготовление конструкции механизмов трактора „Коминтерн“ для серийного производства (работа в счет договора 1933 г.)».

Трактор «Коминтерн» № 1. Гусеница сошла с двух задних тележек при крене в 28° (РГВА).

Трактор «Коминтерн» № 1. Гусеница сошла с двух задних тележек при крене в 28° (РГВА).

5 февраля 1934 года районный инженер УММ РККА Луценко и старший военпред Истомин письмом № 4 сообщали в УММ о том, что два трактора «Коминтерн» с модернизированными ходовыми частями готовы для полигонных испытаний, и просили разрешение двигаться в Москву «самоходом», обещая при этом покрыть расстояние до столицы за 40 ходовых часов. Однако последовало распоряжение отправить «Коминтерны» по железной дороге как секретный военный груз. 17 марта трактора загрузили на железнодорожные платформы и отправили в Москву. Одновременно в столицу выехали и специалисты ХПЗ, чтобы присутствовать на государственных испытаниях, организованных на полигоне НИАБТП. Но в назначенное время платформ с секретными военными объектами в Москве не оказалось. Начались поиски.

Начальник полигона отправил ВРИД помощника начальника техотдела НИАБТП УММ РККА на розыски, который 20 апреля 1934 года отрапортовал о ходе выполнения задания:

«Доношу что по вопросу розысков 2-х тракторов „Коминтерн“ мной выяснено следующее:

Две платформы за № 910223 и 961749 с тракторами были отправлены из Харькова 18 марта с/г поездом № 506, груз секретный и именовался как транспорт № 948671 адресовано ЗКУ № 905 (коменданту МТТМ ж/д).

19 марта с тем же поездом № 506 груз был отправлен из Курска и прибыл он на ст. Люблино МК ж/д 20/III с/г.

Военный комендант г Орла не сообщил о транспорте Военному коменданту ст. Москва МК ж/д, поэтому платформа со ст Люблино поездом № 1314 была отправлена на ст Андроновка Окружной ж/д, а коменданту Окружной ж/д также ничего не было сообщено.

Далее платформы были отправлены 20.III с/г поездом № 764 на ст. Ховрино Октябрьской ж/д через ст. Лихоборы Окружной ж/д.

Далее проследить не удалось.

Кроме того на ст. Андроновка установлено что наши платформы были присоединены к военному транспорту с военной охраной и тем же поездом № 764 отправлены на ст. Ховрино».

Виноват стрелочник
Трактор «Коминтерн» № 2. Вид спереди и сбоку (РГВА).

Трактор «Коминтерн» № 2. Вид спереди и сбоку (РГВА).

Дальнейшие события начальник 3-го управления УММ РККА Лебедев изложил 18 июня 1934 года в письме помощнику начальника УММ РККА Г. Г. Бокису.

«Для испытания ходовой части трактора „Коминтерн“ две опытные машины № 1 и № 2 должны были прибыть с ХПЗ на НИАБТ Полигон УММ /ст Кубинка/.

Телеграммой от 17 марта с.г. Военпред УММ на ХПЗ т. Истомин сообщил об отправке тракторов 17-го.3.34, и 17-го же марта получена телеграмма от завода об отправке тракторов и бригады. Бригада завода прибыла в Москву 21 марта и 22–23 ожидалось прибытие тракторов, но к этому сроку трактора не прибыли.

Как представитель завода, так и полигон все время производили розыски тракторов.

В начале апреля с. г Начальник 3 отдела 2 управления т. КАБОК сообщил, что, будучи в Ленинграде, он слышал, что в бригаде в Д. Село прибыли два трактора под маркой „Коминтерн“.

10-го апреля отправлено отношение Райинжу УММ т. Жукову, в котором сообщалось, что тракторы еще не прибыли и предлагалось принять все меры к их розыску.

Начальник Полигона был запрошен по телефону о результатах розысков тракторов, причем ему было сообщено, что есть слухи о нахождении тракторов в Д. Селе, на что от него был получен ответ, что он имеет точные сведения /специально был послан человек в г. Москву/, что трактора прошли Москва-Сортировочную и скоро должны быть на Кубинке.

10 же апреля была отправлена телеграмма за подписью Пом. Начальника УММ командиру мех корпуса /Ленинград/ спешно отправить находящиеся в Д. Селе тракторы „Коминтерн“ на ст. Кубинка, как ошибочно засланные.

Ни тракторов, ни ответа об их присутствии и отсутствии в Д.С. не получено.

23-го апреля Помощник Начальника 3-го отдела 3-го Управления т Гофман /находясь в служебной командировке в Ленинграде/ выяснил:

1) 2 трактора „Коминтерн“ прибыли в Д. Село 24 марта с/г и распоряжением коменданта г. Д. Село были переданы бригаде, без всяких документов и сопровождающих.

2) Тракторы находились в эксплоатации /по данным бригады незначительной/ и приготовлялись для участия на выезде бригады на ученье и для парада 1 мая в г. Ленинграде.

3) В штабе корпуса было установлено, что телеграмма о немедленной высылке машин была получена 12 апреля, но так как на ней не было подписи /пропуск телеграфа/, то ее подшили к делу. Тов. Гофман вручил помощнику командира корпуса по технической части служебную записку на имя командира корпуса, где излагалась просьба спешно отправить машины на склад № 37.

6-го мая с/г. был произведен подробный осмотр машины с участием представителей НИАБТ Полигона, склада и ХПЗ и составлен акт о состоянии машин. При осмотре обнаружен ряд неисправностей, главное отсутствие /по утверждению представителя ХПЗ/ целого ряда предметов запчастей, принадлежностей и оборудования машин.

Прошу Вашего распоряжения о назначении расследования по делу засылки тракторов /отправлены как секретный воинский груз /вместо ст Кубинка МББ в Д. Село и о пропаже части их оборудования, инструмента и принадлежностей».

В прилагавшемся акте, в частности, была зафиксирована пропажа буксирной цепи, переносной лампы и домкрата. Цепи на заводной рукоятке заменили старыми.

Наконец, оба «Коминтерна» добрались до подмосковной Кубинки, где в мае-июне на НИАБТ Полигоне прошли их испытания.

Трактор «Коминтерн» № 2 движется по песку на 4-й передаче с образованием песчаного веера вокруг ведущего колеса (РГВА).

Трактор «Коминтерн» № 2 движется по песку на 4-й передаче с образованием песчаного веера вокруг ведущего колеса (РГВА).

Трактор «Коминтерн» № 2 делает поворот на мокром песке (РГВА).

Трактор «Коминтерн» № 2 делает поворот на мокром песке (РГВА).

На госиспытания были представлены трактора «Коминтерн» № 1 и № 2. Трактор № 1 имел цевочное зацепление, а № 2 — гребневое («зубовое»). В остальном машины не имели серьезных отличий.

Трактор № 1 имел длину 4600 мм, ширину 1862 мм, высоту 1990 мм, колею 1424 мм, клиренс 400 мм, длину опорной поверхности гусениц 2550 мм и высоту расположения прицепного крюка 540 мм. Вес трактора в рабочем состоянии был равен 8000 кг, а без людей и горючего — 7650 кг.

На тракторе был установлен четырехцилиндровый двигатель с вертикальным расположением цилиндров и мощностью 120 л.с. при 1250 об/мин. Тип блока — моноблок с верхним картером. Картер — чугунный, разъемный, с люками для осмотра. Двигатель крепился жестко на четырех опорах, коленчатый вал — на трех подшипниках.

Испытания должны были проходить согласно утвержденной программе:

6 мая. Пробег без нагрузки.

7-9 мая. Технический осмотр тракторов и подготовка их к пробегу.

10-13 мая. Испытания пробегом по шоссе с нагрузкой 1,2 т, а также пробное испытание тягой на крюке танка Т-28.

30-31 мая. Технический осмотр и составление акта.

Каждый трактор должен был пройти 1000 км, из которых 700 км — маршрутного пробега и 300 км — специальных испытаний.

В заключении по результатам госиспытаний отмечалось:

«Ходовая часть цевочного зацепления требует конструктивной доработки и длительной работы над ней.

По числу поломок и дефектов вызванных несовершенством конструкции гусеница цевочного зацепления не может быть применяема в данном исполнении на тракторах.

Ходовая часть зубового зацепления оказалась в работе надежной, обеспечивая движение по косогорам и с резкими поворотами на них. На песках с поворотами на протяжении 7–8 км гусеницы ни разу не спадали, не забивались мокрым песком и грязью, ходовая часть достаточно прочна.

Охлаждение двигателя недостаточно и требует усиления.

На ведущих дисках главного фрикциона прорези ослабляют материал. Необходимо прочность дисков повысить.

Коробка передач оставлена старая, дефекты, выявленные при испытании в 1932 г., не устранены и требуют устранения перечисленных недостатков.

Подшипники выжимной муфты заднего фрикциона необходимо заменить на радиально-однорядный с глубокой канавкой для восприятия радиальных усилий (при большем числе оборотов).

Прицепной прибор сконструирован удачно допускает легкую сцепку и расцепку прицепных грузов. Желательно увеличить высоту прицепа».

Далее следовал вывод:

«Трактор „Коминтерн“ по тяговым свойствам и скоростным показателям является наилучшим типом трактора.

Лучшим образцом в отношении ходовой части является трактор с зубовым зацеплением.

При устранении перечисленных недостатков настоящих и прошлых испытаний трактор „Коминтерн“ может быть принят для эксплуатации в РККА».

После завершения испытаний «Коминтерн» № 2 передали для испытаний в ГАУ, которые проводились на НИАП АНИИ ГАУ РККА в период с 4 по 12 июля 1934 года.

Трактор уверенно буксировал ствольную повозку Б-10 общим весом 10 т на протяжении 50 км по шоссе со средней скоростью 14,5 км/ч на подъем с уклоном в 8-10 %. Скорость буксировки ограничивалась прочностью повозки, хотя трактор свободно тянул повозку на 4-й передаче. С артсистемой Б-4 в сборе на гусеничном ходу общей массой 16,5 тонны «Коминтерн» № 2 прошел 69 км, показав среднюю скорость 12,4 км/ч. При этом расход горючего составил 185 кг.

«Средняя техническая и расчетная скорости снижены частыми остановками трактора из-за поломок катков и нагрева до 135° ходовой системы Б-4. На 3-й передаче трактор свободно двигался с системой Б-4».

«Коминтерн» № 2 свободно буксировал по бездорожью на 2-й и 3-й скоростях арт-систему Б-4 в сборе с лафетом на гусеничном ходу. С Б-4 на буксире он успешно преодолел овраг шириной около 80–90 м со стенками наклоном 14–34° и заболоченным участком длиной около 5–6 м, а также овраг шириной 90-100 м со стенками с наклоном 21–22° и с заболоченной канавой шириной около 3 м. Проведению более масштабных испытаний помешала поломка артсистемы.

С осадной пушкой калибра 152 мм на колесном ходу НАТИКАС массой 8 т «Коминтерн» № 2 прошел 24 км со средней скоростью 20 км/ч. «…На ровном шоссе трактор „Коминтерн“ с данной системой может передвигаться на 5 передаче (было произведено опробование на длине 200–300 м)».

Правда, опыт буксировки танка Т-28 массой 26 т оказался неудачным из-за недостатка мощности.

В целом «Коминтерн» был оценен специалистами ГАУ весьма высоко. Отмечалось, что «за время испытаний поломок и дефектов в тракторе не имелось». Скорость буксировки артиллерийских систем в летних условиях по всем видам дорог и бездорожью в районе испытаний ограничивались лишь надежностью артиллерийских повозок.

Похожие книги из библиотеки

Броня крепка: История советского танка 1919-1937

Современный танк является наиболее совершенным образцом сухопутной боевой техники. Это сгусток энергии, воплощение боевой мощи, могущества. Когда танки, развернутые в боевой порядок, устремляются в атаку, они несокрушимы, как божья кара… В одно и то же время танк красив и уродлив, пропорционален и аляповат, совершенен и уязвим. Будучи установленным на постамент, танк являет собой законченное изваяние, способное заворожить… Советские танки всегда были признаком могущества нашей страны. Большинство немецких солдат, воевавших на нашей земле в 1941-1945 гг., называли три веши, больше всего запомнившиеся им, – русские просторы, морозы и танки. Советские танки. Точнее – массы советских танков, которые, подобно несокрушимым монстрам, прокатились по Европе, все сметая на своем пути… Уникальная книга, которую вы держите в руках, откроет читателю историю создания советского танка с момента принятия решения о производстве первого из них в 1919 году и до конца 1937 года. Вы узнаете, какие машины составляли ударную мощь одной шестой части суши в боях с японскими милитаристами и в республиканской Испании. В книге использованы редкие материалы и фотографии из архивов России, гриф секретности с которых только-только снят.

Советский тяжелый танк Т-35

Советский тяжелый танк Т-35 являлся символом мощи Красной армии в 1930-е годы. Эти многобашенные боевые машины гордо шествовали во главе колонны боевой техники во время парадов на Красной площади в Москве и Крещатике в Киеве. Более того, танк Т-35 изображен на советской (а сегодня российской) медали «За отвагу» — самой почетной солдатской медали, вручаемой только за боевые заслуги.

Т-35 являлся единственным в мире пятибашенным танком, выпускаемым серийно, хотя и в ограниченном количестве. Машина предназначалась для усиления танковых и стрелковых соединений при прорыве сильно укрепленных позиций противника. Мощное вооружение: три пушки и пять пулеметов, размещенные в пяти башнях, обеспечивало «тридцать пятому» возможность ведения огня из двух орудий и трех пулеметов вперед, назад или на любой борт, обеспечивая круговой обстрел.

Танки Т-35 участвовали в боях на Западной Украине в июне — начале июля 1941 года, где все были потеряны. Четыре «тридцать пятых» использовались в обороне Харькова в октябре 1941 года. До сегодняшнего дня сохранился единственный экземпляр Т-35, находящийся в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники, являющегося филиалом Военно-патриотического парка культуры и отдыха ВС РФ «Патриот».

Данная книга рассказывает об истории создания, устройстве, модификациях и боевом применении танков Т-35 и боевых машин, созданных на его базе. Впервые представлено значительное количество уникальных новых данных и архивных документов, а также включено большое количество фотографий.

Советские супертанки

Развитие конструкций танков на рубеже 20-х —30-х годов, при фактически полном отсутствии эффективных средств противотанковой обороны, привело к созданию супертанков — тяжелых многобашенных боевых машин. Действительно, при почти одинаковой толщине брони тяжелый танк логично должен был отличаться от легкого более мощным вооружением. Поэтому английский (а англичане тогда были законодателями моды в танкостроении) тяжелый танк «Индепендент», послуживший прототипом для советского тяжелого танка Т-35, в качестве основного вооружения нес 47-мм пушку, такую же, как и легкий «Виккерс 6-тонный», но вооружался еще четырьмя пулеметами во вращающихся башнях.

Советские конструкторы пошли дальше: в главной башне танка Т-35 устанавливалась 76-мм пушка, предназначенная для действий по полевым укреплениям в основном фугасными снарядами. Борьба с танками возлагалась на две средние башни с 45-мм пушками, по пехоте должны были «работать» пулеметы в двух малых башнях. В те годы супертанк виделся именно таким — ощетинившимся стволами пушек и пулеметов «сухопутным броненосцем». Однако, в отличие от корабля-броненосца, командир такой боевой машины просто физически не мог справиться с его управлением. Находясь в главной башне, имея ограниченный сектор обзора, командир должен был держать в уме сектора обстрела средних башен, которых он не видел, да еще и давать команды механику-водителю на остановку для выстрела, не зная, можно ли в данный момент вести огонь из нужной башни, и если можно, то куда.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Автомобили Советской Армии 1946-1991

Новая книга от автора бестселлеров «Автомобили Красной Армии» и «Военные автомобили Вермахта». Уникальная энциклопедия автотехники, стоявшей на вооружении Советской Армии в 1945–1991 гг. Полная информация о всех типах серийных армейских автомобилей, специальных кузовов, надстроек и вооружения, а также бронетранспортеров первого поколения, выпускавшихся на шасси армейских грузовиков.

Если в годы Второй Мировой войны СССР катастрофически отставал от Запада в качестве и количестве автотранспорта, что стало одной из главных причин поражений 1941–1942 гг., то после Победы наш военный автопром совершил колоссальный рывок, не только догнав, но кое в чем (например, в производстве подвижных колесных систем ракетного вооружения и переправочных средств) даже обогнав «вероятного противника». Лучшие советские армейские автомобили – легендарные ГАЗ-69, УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-157, ЗИЛ-131 и «Урал-375» – по праву занимали в мировых рейтингах высокие позиции, отличаясь простотой, надежностью и великолепной проходимостью. Эпоха 1950–1960-х гг. стала поистине «звездным часом» для всего отечественного ВПК, в том числе и для автомобильной отрасли, способной самостоятельно разрабатывать уникальную военную технику, не имевшую аналогов за рубежом, и выпускать лучшие за всю отечественную историю полноприводные армейские автомобили со специальным оборудованием и вооружением. Об этой ожесточенной «войне моторов», в которой был достигнут паритет с НАТО и обеспечена реальная безопасность страны, рассказывает новая книга ведущего специалиста по истории автомобилестроения, иллюстрированная сотнями редких фотографий.