Глав: 9 | Статей: 159
Оглавление
Стратегия – ключевой фактор, влияющий на принятие важных решений. Понятие стратегии, первоначально появившееся как военный термин, в дальнейшем распространилось на другие сферы жизни, включая политику, экономику и бизнес. Брюно Жароссон, признанный авторитет в вопросах стратегического планирования, один из директоров консалтинговой фирмы DMJ Consultants, среди клиентов которой Auchan, Leroy Merlin, L’Occitane, L’Or?al, Haribo, представляет на страницах этой книги самые захватывающие эпизоды истории стратегии за 2500 лет – от Сунь-цзы, Макиавелли, Талейрана и Клаузевица до Лиддела Гарта, генерала де Голля, Генри Киссинджера и Стива Джобса.

Все эти гениальные стратеги добивались своих целей, побеждая противника в сражении и дипломатической игре или оставляя далеко позади конкурентов на мировом рынке.

Большая стратегия

Большая стратегия

Лиддел Гарт не только отмечает, но и углубляет классическое разделение между стратегией и тактикой. Правда, он предпочитает говорить о просто стратегии и «большой стратегии». Последняя отличается от первой масштабом целей и разнообразием используемых средств (прямых и непрямых действий и т. д.). Стратеги школы Клаузевица, по его мнению, часто были сильны в стратегии, но оказывались слабыми в большой стратегии. Примером тому может служить союз Наполеона и Талейрана, завершившийся разрывом. Наполеон слывет величайшим стратегом своего времени, а Талейран по прозвищу Хромой Дьявол – профессиональным предателем (он приносил присягу на верность двенадцати разным режимам), в том числе изменником родины (в 1808 г. во время встречи с русским царем в Эрфурте он давал тому советы, как совладать с Наполеоном, хотя официально должен был убедить его помогать французскому императору).

Действительность отличается большей сложностью. Наполеон объявил себя великим военным стратегом. Но с точки зрения большой стратегии он добился лишь того, что Европа образовала коалицию против Франции. В конечном итоге к 1815 г. Франция уменьшилась в размерах по сравнению с 1799 г., когда он пришел к власти, значительно ослабела и надолго утратила верных союзников в Европе.

Все это произошло не по воле слепого случая, а в результате взглядов императора на большую стратегию. Талейран в 1807 г. бросил Наполеона потому, что понял: империя проиграла. Проиграла не потому, что императору не хватило военного таланта. Она проиграла потому, что ему не хватило таланта к большой стратегии. Наполеон допустил непростительную ошибку: он решил, что Европу можно переделать силой. Он ничего не понимал в большой стратегии – в том смысле, какой вкладывает в это понятие Лиддел Гарт. А вот Талейран отлично в этом разобрался.

Наполеон принес Франции неисчислимые бедствия, погубив в военных авантюрах огромное число людей.

Талейран в это время не занимался военной стратегией. Но на Венском конгрессе он попытался спасти то, что еще можно было спасти. Если бы Наполеон не вернулся с острова Эльба, чтобы снова предать Европу огню и затопить ее кровью, Талейран наверняка вытащил бы Францию из ужасного положения, в котором она оказалась по вине императора. И Валлония сегодня была бы французской. После Ста дней 1815 г. – нового кровавого безумия, в которое вверг Францию Наполеон, – Талейран проявил чудеса дипломатии и добился того, что Франция была восстановлена в своих правах и присоединилась к сообществу европейских государств. Талейран настаивал на том, что без сильной Франции равновесие в Европе невозможно. Продвигая эту идею, он уговорил Австрию, Пруссию, Россию, но главным образом Англию, убедив правителей этих стран преодолеть свои страхи и свою ненависть. Блестящая игра, и очень жаль, что в 1919 г., во время заключения Версальского мира, среди его участников не нашлось своего Талейрана. Возможно, это позволило бы избежать Второй мировой войны. Европа, контур которой в 1815 г. набросал Талейран, на долгие пятьдесят пять лет забыла о войнах.

В 1830 г. уже постаревший Талейран вступил в переговоры с Англией, ратуя за создание государства Бельгия. Тем самым он ликвидировал угрозу новой мировой войны и «привязал» Францию и Англию к этой самой Бельгии, которая из-за своего нейтралитета казалась малозначащей, но сыграла ключевую роль в спасении Франции и Англии в 1914-м и даже в 1940 г.

Талейран оказал Франции огромные услуги, Наполеон принес ей неисчислимые страдания. Но Наполеону досталась мировая слава, а Талейрану – всеобщее осуждение. Прах Наполеона покоится в Доме инвалидов, Талейран похоронен в скромной усыпальнице в Валансэ, которую еще не сразу найдешь. «Талейран (князь) – вызывает возмущение»[10], – пишет Флобер в своем «Лексиконе прописных истин».

Сравнение Талейрана с Наполеоном (не в пользу последнего) основано на том различии, которое Лиддел Гарт проводит между стратегией и большой стратегией. Наполеон – военный стратег, обладающий полководческим чутьем и умеющий с блеском выигрывать сражения. Но большая стратегия принимает в расчет более широкие (благо всего народа, а не только армии) и более долгосрочные (что будет после военной победы?) цели, а также реакцию других участников процесса (которых невозможно уничтожить военной силой). Если мерить этой мерой, то Наполеон – слабак, а Талейран – гений. Союз этих двух людей был для Франции скорее благотворным (особенно в тех случаях, когда Наполеон прислушивался к советам Талейрана в области внешней политики), а их разрыв – трагическим.

Но Лиддел Гарт не только разделяет тактику и стратегию. Внутри самой стратегии он выделяет операционную стратегию и большую стратегию, которая позволяет смотреть на вещи с дальней перспективой, с высоты, и учитывать взаимодействие с другими.

Ну хорошо. Пожалуй, мы уделили достаточно внимания военной стратегии, которая на самом деле является лишь частным случаем стратегии как таковой. Как приятно поломать стереотип, согласно которому правила войны могут применяться к жизни вообще. Ломать, как известно, не строить, но иногда такие поломки приносят ощутимую пользу.

Поэтому приступим к ломке.

Оглавление книги


Генерация: 0.151. Запросов К БД/Cache: 3 / 0