Начало войны

К 1914 г., невзирая на отчаянные усилия сравняться в военно-морской мощи с британцами, немцы все-таки отставали от своего островного соседа, с которым им пришлось сцепиться в смертельной схватке за европейскую (а то и мировую) гегемонию. Германское военно-политическое руководство отчетливо сознавало, что, имея столь могущественных сухопутных союзников на континенте, как Франция и Россия, британцы в первую очередь сосредоточатся на морской блокаде Германии и ее союзников, дабы вынудить немцев сложить оружие если не вследствие военного поражения, то ввиду угрозы голода. Следовательно, немцы должны были постараться распылить силы британцев на второстепенных фронтах, заставить их разбросать свой потенциал и смягчить условия господства английского флота в европейских морях. Поэтому германская дипломатия, желая одновременно и распылить англичан, и изолировать Россию от своих союзников, искала связи с теми странами, что подходили для решения германских задач. Единственной страной, обладавшей существенными силами и соответствующим географическим положением, которое могло повлиять на стратегическую обстановку в Европе, в начале XX века являлась надломленная войнами 1911–1913 гг. Османская империя — Турция.

Ввиду обширности своего государственного пространства турки могли угрожать Ирану и нефтеносным запасам Персидского залива, оспаривать контроль над восточной частью Средиземного моря (вплоть до угрозы Суэцкому каналу), оттянуть на себя часть русских сил ударом по Кавказу. Кроме того, Турция раскалывала Балканы, где большинство государств были настроены в пользу Антанты, позволяя создать условия для завоевания немцами Балканского полуострова. В итоге немцы сделали все возможное, чтобы втянуть Турцию в войну на своей стороне. Пришедшее к власти в ходе государственного переворота 1908 г. младотурецкое правительство, горевшее жаждой внешней экспансии, что неудивительно при внутриполитических провалах и экономической разрухе, само рвалось в бой. Так как немцы обещали больше, да это было и понятно (Германия манила и британским Ираком, и русским Закавказьем, а что могли пообещать союзники по Антанте, кроме торговых преференций?), то турки вступили в войну на стороне Центральных держав уже в 1914 г.

Похожие книги из библиотеки

Heinkel He 111 Фотоархив

Проектирование Не-111 началось в первые месяцы 1934 г.. Ведущую роль в проектировании играли дипломированные инженеры Зигфрид Гюнтер и Карл Швацлср. Не- 111 продолжал линию, начатую Нс-70: аэродинамически чистый, цельнометаллический с потайной клейкой обшивки моноплан с крылом и горизонтальным оперением эллиптической в плане формы, с убираемыми основными опорами шасси и фиксированной хвостовой стойкой. Фюзеляж начинался с прозрачною носа, где размешалась кабина штурмана. После многочисленных продувок моделей в аэродинамических трубах, в 1934 г. был изготовлен деревянный макет самолета. Макет произвел благоприятное впечатление на представителей только что созданною министерства авиации (RLM). Военные предложили Хсйнкслю переделать пассажирский самолет в бомбардировщик.

Линейные корабли типа "Конте ди Кавур"

Итальянские линейные корабли конструировались с учетом политической и стратегической ситуации своего времени. Италия находилась в союзе с Германией и Австро-Венгерской империей, а главным ее потенциальным противником считалась Франция, флот которой могли усилить корабли Великобритании. Так что сравнивались между собой преимущественно итальянские и французские корабли, хотя позже, в годы первой мировой войны, развитие событий привело Италию к союзу с Антантой. Так как "Данте Алигьери” удалось заложить лишь в 1909 г., Адмиралтейство понимало, что оно рискует получить корабль уже уступающий зарубежным. Поэтому вскоре спроектировали линкоры нового типа, которые, с одной стороны, продолжали линию "Данте Алигьери", а с другой — воплотили в себе особенности наиболее современных линкоров — потомков "Дредноута".

«Леклерк» и другие французские основные боевые танки

В соответствие с программой единого танка НАТО  ней предполагались постройка прототипов французской и западногерманской конструкции, проведение их сравнительных испытаний и принятие на вооружение лучшей машины. В конечном итоге и этот план потерпел фиаско: на вооружение армий двух стран поступили разные танки: в Западной Германии — «Леопард-1», во Франции — АМХ-30.

Характеристики обеих машин близки, они даже похожи внешне. Однако, если «Леопард-1» рассматривался как танк обороны, то АМХ-30 планировалось использовать прежде всего как танк наступления. К концу 1960-х годов сухопутные войска Франции должны были иметь в своем составе только механизированные подразделения, оснащенные исключительно бронетехникой — боевыми машинами пехоты, пушечными бронеавтомобилями и основными боевыми танками. Командование вооруженных сил исповедовало сугубо наступательную военную доктрину.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Me 163 ракетный истребитель Люфтваффе

В первые годы XX века в Германии появилось несколько проектов бесхвостых самолетов (например, проект Г. Юнкерса от 1913 года), однако все они так и остались на бумаге. Авиация, находившаяся в то время еще во младенчестве, должна была преодолеть множество более простых практических этапов в своем развитии, а различные концептуальные модели оставались в сфере чисто теоретического интереса. Лишь после окончания Первой Мировой войны у конструкторов появилась возможность приступить к практическим испытаниям новых моделей. Одним из таких первопроходцев был Александр Липпиш (1894–1976).

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.