Военные действия летом 1943 года. Операция «Цитадель»

Взгляды отдельных представителей немецкого командования относительно наиболее целесообразного способа ведения боевых действий на Востоке летом 1943 года резко расходились. Однако всем было ясно, что вести крупное наступление на широком фронте, как это было, скажем, в 1941–1942 годах, имеющимися в их распоряжении силами немцы не смогут. Да и русские дивизии были уже не те: они значительно выросли и качественно и количественно. Правда, Восточный фронт еще сохранял свою целостность, и немецкие войска занимали относительно выгодные оборонительные рубежи, оборудованные в основном укреплениями полевого типа. Восточная армия имела возможность вывести с фронта в тыл на отдых основную часть своих подвижных соединений и даже пополнить их. Некоторой части пехотных дивизий также удалось предоставить отдых и в какой-то мере пополнить их свежими силами. Но численное соотношение сил на фронте стало настолько неблагоприятным для немцев, что трудно было рассчитывать на создание на каком-либо участке фронта необходимого для ведения наступления превосходства в силах. К тому же обстановка на других фронтах так усложнилась, что Верховное главнокомандование немцев не знало точно, где понадобятся ему летом дополнительные силы: на Западе или в районе Средиземного моря. А это, в свою очередь, не позволяло использовать все имевшиеся в распоряжении силы для ведения длительной операции на Востоке. Время, когда Восточный фронт был главным и решающим, немцы упустили. Вместе с этим была упущена и возможность добиться на этом театре военных действий решения исхода всей войны.

Летняя кампания 1943 г. на южном и центральном участках Восточного фронта.

Летняя кампания 1943 г. на южном и центральном участках Восточного фронта.

Теперь уже речь могла идти лишь о том, чтобы либо попытаться посредством коротких, но мощных ударов ослабить силы русских и уменьшить их наступательные возможности, а на отдельных участках захватить инициативу действий в свои руки, либо избрать чисто оборонительный способ действий, то есть создать в тылу крупные резервы и дождаться наступления русских, которое определенно планировалось ими, чтобы затем обрушить на ослабленного противника мощный контрудар и нанести ему серьезные потери.

Главный штаб немецких Вооруженных сил под влиянием обстановки, складывавшейся на других театрах военных действий, за которые он нес ответственность, в довольно пространном меморандуме выступил в защиту последнего варианта. Однако начальник Генерального штаба, очевидно, стремясь во что бы то ни стало добиться использования резервов, созданных с большим трудом на Востоке, защищал вариант с наступлением, в ходе которого, по его мнению, должны были быть уничтожены крупные силы русских войск. Гитлер не знал, что делать. Под влиянием все более неблагоприятно складывавшейся общей обстановки он стал все чаще избегать риска. В первое время он больше склонялся к мнению представителей Главного штаба Вооруженных сил. Однако в конце концов победило мнение генерала Цейцлера. Был отдан приказ о подготовке наступления, которое получило название операция «Цитадель». Районом этой операции должен был стать выступ русского фронта под Курском. Несмотря на настойчивые просьбы командующих армий, действовавших в этом районе, как можно скорее начать наступление, срок его все время отодвигался, так как Гитлер хотел усилить предназначенные для наступления танковые дивизии новыми мощными танками типа «Пантера», которые, как ему казалось, должны были позволить немцам добиться решающего успеха. К этому времени танки «Пантера» еще только были запущены в серийное производство. Это вызвало затяжку в сроках начала наступления, поэтому русские, для которых подготовка немцев не осталась незамеченной, получили время для принятия соответствующих контрмер. Русское командование, разумеется, полностью использовало подаренное ему время и не только прекрасно укрепило свои позиции на Курской дуге и усилило фланги своих оборонявшихся здесь войск, но и сверх того значительно усилило противотанковую оборону на этом участке и подготовило достаточное количество резервов.

Для участия в наступлении, целью которого было уничтожить русские армии, оборонявшие курский выступ, выпрямить линию фронта и заставить противника израсходовать все свои резервы, немцы развернули на севере — в районе южнее Орла — войска 9-й армии (5 танковых и 8 пехотных дивизий) и на юге — в районе Белгорода — войска 4-й танковой армии (8 танковых и 7 пехотных дивизий).

5 июля обе армии одновременно перешли в наступление. Несмотря на мощную авиационную поддержку, желаемого успеха наступление не принесло. Передовые части 9-й армии скоро застряли в глубоко эшелонированной системе обороны русских. 4-я армия, добившаяся вначале некоторых успехов и продвинувшаяся на 35 км в расположение противника, не сумела в дальнейшем ни выйти на оперативный простор, ни облегчить продвижение 9-й армии, от которой ее отделяли всего лишь 100 км.

Похожие книги из библиотеки

Тяжёлый танк «Пантера». Первая полная энциклопедия

Один из самых знаменитых танков Второй Мировой, сравнимый лишь с легендарными Т-34 и «Тигром», Pz.V Panther проектировался не просто как «тевтонский ответ» нашей «тридцатьчетвёрке», а как Wunderwaffe, способное переломить ход войны. Однако чуда опять не получилось. Несмотря на мощную лобовую броню, рациональные углы наклона бронелистов (низкий поклон Т-34!) и великолепную пушку, способную поражать любые танки противника на дистанции до полутора километров, первый опыт боевого применения «Пантер» вышел комом — на Курской дуге они понесли тяжелейшие потери, оказавшись уязвимы в боковой проекции не только для 76-мм противотанковых орудий, но даже для «сорокопяток». Ситуация лишь ухудшилась в 1944 году, когда на вооружение Красной Армии начали поступать новые Т-34-85 и ещё более мощные системы ПТО, а качество германской брони резко упало из-за дефицита легирующих присадок. Если же принять в расчёт исключительную техническую сложность и дороговизну «Пантеры», все её достоинства кажутся и вовсе сомнительными. Тем не менее многие западные историки продолжают величать Pz.V «лучшим танком Второй Мировой». На чём основан этот миф? Почему, в отличие от Союзников, считавших «Пантеру» страшным противником, наши танкисты её не то чтобы вовсе не заметили, но ставили куда ниже грозного «Тигра»? Была она «чудо-оружием» — или неудачной, несбалансированной и просто лишней машиной, подорвавшей боевую мощь Панцерваффе? В уникальной энциклопедии ведущего историка бронетехники, иллюстрированной сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий, вы найдёте ответы на все эти вопросы.

Messerschmitt Bf 110

Концепция стратегического истребителя известна со времен Первой мировой войны, когда и немцам и антантовцам потребовался самолет-истребитель, способный совершать глубокие рейды и эскортировать бомбардировщики. В то время уровень развития авиационной науки и техники не позволял разработать такой самолет, тем не менее, интерес к стратегическому истребители военные не утратили и в 20-е годы. Реальным же создание стратегического истребителя стало в середине 30-х годов и больше всего преуспели в этом деле немцы.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании ( собранные схемы на развороте), подписи к иллюстрациям текстом.

Bristol Beaufighter

Один из наиболее удачных и широко использовавшихся двухмоторных истребителей королевских ВВС Великобритании (RAF) Бристоль «Бьюфайтер» позаимствовал очень много конструктивных решений от своего предшественника, бомбардировщика-торпедоносца Бристоль «Бьюфорт». Обе машины были новаторскими в своём классе. «Бьюфорт» был первым современным бомбардировщиком-торпедоносцем, также как и «Бьюфайтер» был первым эффективным двухмоторным истребителем, принятыми на вооружение RAF, и оба самолёта по праву заняли своё место в «зале славы» британской авиации.

Неизвестная трагедия С-117

Море неохотно расстаётся со своими сокровенными тайнами. Иногда на это уходят долгие годы, однако чаще всего тайны так и остаются тайнами. Кто может сказать, сколько загадок и трагедий сокрыто под толщей океанов? Сколько человеческих жизней отдано во имя завоевания морей? Сколько кораблекрушений было и сколько их ещё будет?

Сегодня почти никто уже и не помнит давнюю загадочную и трагическую историю советской подводной лодки С-117. Время стёрло из памяти многое. И все же, думается, настала пора рассказать правду о том далёком от нас событии.