Итоги пограничных сражений

В отношении масштабов захваченной территории итоги пограничных сражений в России можно было признать удовлетворительными, но что касается успехов в уничтожении сил противника, то они заслуживают более скромной оценки. Хотя группа армий «Центр» в результате двух сражений за Белосток и Минск добилась решающей победы, приведшей к уничтожению основной массы войск противника, однако две другие группы армий попросту гнали противника перед собой, не имея возможности навязать ему решающее сражение.

Немецкие войска приближались теперь к так называемой «линии Сталина». Следовало ожидать, что русские дадут здесь решающее сражение, чтобы защитить важные промышленные области Запада России. Предпосылки для дальнейших успешных действий танковых групп были немцами в основном созданы. Неясным оставалось только то, насколько группе армий «Юг» хватит сил, и в особенности подвижных войск, чтобы добиться решающих успехов. В ходе боевых действий немецкие офицеры и солдаты полностью оправдали те надежды, которые на них возлагались. Гибкость и оперативность управления войсками со стороны командиров всех степеней как в низшем, так и в среднем и в высшем звеньях, отличная боевая выучка и опыт одержали верх над противником, хотя он часто имел превосходство в людях и боевой технике. Однако в результате упорного сопротивления русских уже в первые дни боев немецкие войска понесли такие потери в людях и технике, которые были значительно выше потерь, известных им по опыту кампаний в Польше и на Западе. Стало совершенно очевидным, что способ ведения боевых действий и боевой дух противника, равно как и географические условия данной страны, были совсем не похожими на те, с которыми немцы встретились в предыдущих «молниеносных войнах», приведших к успехам, изумившим весь мир.

Критически оценивая сегодня пограничные сражения в России, можно прийти к выводу, что только группа армий «Центр» смогла добиться таких успехов, которые даже с оперативной точки зрения представляются большими. Лишь на этом направлении немцам удалось разгромить действительно крупные силы противника и выйти на оперативный простор. На других участках фронта русские повсюду терпели поражение, но ни окружить крупных сил противника, ни обеспечить для моторизованных соединений достаточной свободы маневра немцы не сумели.

Группы армий «Север» и «Юг» продвигались, как правило, тесня искусно применявшего маневренную оборону противника, и на их фронтах даже не наметилось никаких возможностей для нанесения решающих ударов. Возникает вопрос: нельзя ли было с самого начала, как и предлагалось Главным командованием Сухопутных сил, сосредоточить севернее Припятских болот еще более крупную группировку немецких войск путем, скажем, ослабления групп армий «Север» и «Юг» и ограничения их целей и задач с тем, чтобы нанести здесь, в центре всего фронта, более мощный удар? Такая расстановка сил позволила бы не только лучше использовать создавшуюся в ходе пограничных сражений благоприятную оперативную обстановку, но и сама по себе создала бы все возможности для того, чтобы войска, выйдя на оперативный простор и безостановочно продвигаясь на восток, смогли бы в кратчайшее время овладеть почти ничем не защищенной Москвой и тем самым не только нанести Красной Армии решающее поражение, но и серьезно нарушить всю ее систему управления и снабжения.

Представляется весьма сомнительным, что в этом случае Буденный или Ворошилов смогли бы быстро и, главное, достаточными силами ударить по глубоко эшелонированным флангам этой огромной наступающей массы немецких войск и тем предотвратить потерю Москвы. Вряд ли удалось бы им помешать главным силам Восточной армии осуществить этот удар. В случае успеха немцев русским пришлось бы еще до начала зимы отвести за Волгу и северное и южное крыло своих армий, дабы не попасть в еще более тяжелое положение.

Однако вряд ли стоило занимать необходимые для проведения подобной операции силы у групп армий «Север» и «Юг». Учитывая, что Англия в 1941 году была еще не в состоянии осуществить вторжение крупными силами на континент, следовало бы, идя на известный риск, к началу операций на Востоке снять две трети войск, находившихся на Западе, и усилить ими группу армий «Центр». Это позволило бы ей иметь у себя в тылу необходимые резервы для наращивания силы удара. Если Гитлер действительно хотел победить Россию «путем быстротечной военной кампании», то он должен был пойти на этот риск. Для компенсации сил на Западе туда можно было перебросить некоторое количество войск из состава армии резерва, а также запасные части Военно-воздушных сил, что, между прочим, и было сделано позже.

Эти силы явились бы для центральной группировки тем резервом, который дал бы ей возможность совместно с войсками северной и южной групп армий быстро решить исход всей кампании.

Похожие книги из библиотеки

Танкетка Т-27 и другие

На полях сражений Первой мировой войны сначала появились тяжелые танки, а вслед за ними — средние и легкие. Именно легкие французские танки FT17 оказались наиболее приспособленными для сопровождения пехоты и кавалерии в глубине расположения противника, после прорыва полосы его обороны. Благодаря дешевизне и относительной простоте конструкции, легкие танки выпускались в значительно больших количествах, чем остальные. Так, например, к моменту заключения перемирия 11 ноября 1918 года было изготовлено 3177 легких танков FT17. По-видимому, последнее обстоятельство, а также то, что легкие машины с экипажем всего из двух человек оказались на поле боя чуть ли не эффективнее тяжелых, подтолкнуло военных к мысли «одеть» броней каждого пехотинца. Французский полковник Ж.Этьенн и британский майор Дж.Мартель мечтали о «роях бронированных застрельщиков» — легких и дешевых бронированных машинах с экипажем из одного-двух человек. Такие сверхмалые машины получили название «танкетка» — французское уменьшительное от английского слова «танк». Уже после окончания войны идея их создания и боевого применения была развита английским военным теоретиком Дж.Фуллером. В середине 1920-х годов начался своего рода танкетный бум.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Неизвестный «МиГ». Гордость советского авиапрома

Это слово понятно без перевода в любой точке мира – совсем как «спутник» или «Калашников». Эти легендарные истребители всегда оправдывали свое стремительное имя, отличившись во всех войнах СССР. Высотные скоростные МиГ-3, на которых держалась наша ПВО в начале Великой Отечественной, надежно защитили Москву от немецких налетов. Великолепные МиГ-15 очистили небо Кореи от «Летающих крепостей», похоронив надежды США на победу в ядерной войне. Прославленные МиГ-21 сбивали американские «Фантомы» над Вьетнамом и израильские «Миражи» над Голанскими высотами. Вся история ОКБ им. А. И. Микояна – это летопись рекордов, достижений и побед: первый отечественный реактивный самолет Миг-9; первый в мире серийный сверхзвуковой МиГ-19; революционный для своего времени МиГ-23 с изменяемой геометрией крыла; стремительный МиГ-25, первым среди серийных машин достигший скорости 3000 км/ч.; сверхманевренный МиГ-29, по праву считающийся одним из лучших истребителей четвертого поколения, «мечтой любого пилота» … Менее известен вклад Микояна в космические победы СССР, а ведь именно под его руководством создавались искусственные спутники Земли и сверхсекретный пилотируемый воздушно-космический самолет «Спираль», не имеющий себе равных.

Снимая гриф секретности, эта книга восстанавливает подлинную историю МиГа за три четверти века. Это – лучшая творческая биография великого авиаконструктора и его легендарного КБ, ставшего гордостью отечественного авиапрома.

Итоги и уроки Великой Отечественной войны

Основная идея книги — закономерный характер победы Советского Союза над гитлеровской Германией и империалистической Японией в Великой Отечественной войне. В книге рассказано о подвигах воинов на фронтах, партизан и подпольщиков в тылу фашистских войск, тружеников советского тыла. Всесторонне раскрывается роль Коммунистической партии как организатора и вдохновителя всенародного отпора захватчикам. В сравнении с первым изданием (1970 г.) книга дополнена новыми главами, оценками и фактическим материалом в соответствии с последними достижениями советской науки. В ней подвергнуты критике выступления буржуазных фальсификаторов истории.

Бронетанковая техника Великобритании 1939—1945 (часть II)

Первый в мире бронеавтомобиль — Motor War Саг, сконструированный английским изобретателем Фредериком Симмсом, был продемонстрирован в Лондоне 4 апреля 1902 года. Этот показ имел большой резонанс и вызвал интерес прессы, но не военных. Как и другие страны, построившие и испытавшие в начале XX века экспериментальные образцы бронированных боевых машин (Австро-Венгрия, Франция, Россия, Германия и Италия), Великобритания вступила в Первую мировую войну, не имея в своей армии ни одного бронеавтомобиля.

К их постройке англичане приступили только в 1914 году и спустя год сумели сформировать и укомплектовать боевыми машинами 15 эскадронов. Столь быстрым темпам развертывания бронеавтомобильных частей способствовал высокий уровень развития британской автомобильной промышленности. В отличие от танков в ходе сражений Первой мировой войны английские бронеавтомобили ничем особенно не отличились.