Глав: 15 | Статей: 95
Оглавление
Что касается 18 японских тяжелых крейсеров, ставших предметом данной монографии, то первые из них появились в качестве 7100-тонных дальних разведчиков выходившего на океанские просторы флота и их проекты одобрили еще до подписания Вашингтонского договора. Тем не менее, и они создавались с оглядкой на британские крейсера-защитники торговли конца первой мировой войны типа “Хоукинс” (“Hawkins”), которых считают непосредственными предшественниками всех “вашингтонцев”. Построив 4 корабля с вооружением, заметно уступавшим первым «10000-тонникам» вероятных противников, японцы с лихвой компенсировали свое отставание в последующих двух сериях, за счет всевозможных ухищрений (а не брезговали они и нарушением договоров) давая им на 1 -2 орудия больше, чем у других, а также мощнейшее торпедное и авиационное вооружение. В результате 8 крейсеров типов “Миоко” и “Такао” не без оснований стали считать сильнейшими в мире. На эти корабли японские адмиралы возлагали большие надежды в ночном бою против численно сильнейшего линейного флота США - бою, который по их замыслам должен был предшествовать генеральному сражению. Функции же разведки в интересах линейного флота отошли на второй план, особенно с развитием палубной авиации.

Появление же последних 6 тяжелых крейсеров в составе японского флота не имеет аналогов в практике мирового кораблестроения: построенные в качестве легких (класса “b”) с беспрецедентно мощным вооружением из 15 155-мм орудий, но с заложенной в проекте возможностью перевооружения на 203-мм калибр, они были быстро перестроены в тяжелые, как только японцы отказались от соблюдения всех договоров. В результате к началу войны на Тихом океане количество кораблей этого класса у основных соперников - Японии и США — оказалось равным.

Издание выпущено в формате аналогичном серии "Боевые корабли мира".

1.3. Проект крейсера - ”скаута” 1921 года.

1.3. Проект крейсера - ”скаута” 1921 года.

Японские специалисты по планированию учитывали тот факт, что американцы решили увеличить вооружение своих 10 уже заложенных крейсеров типа “Омэха” (CL4-CL13) до 12152-мм орудий за счет добавления двух спаренных установок в концевых башнях. Хотя это и увеличивало водоизмещение до 7500 т и снижало скорость до 33,75 узла, бортовой залп увеличился вдвое и составил 8 х 47,67 = 381 кг. Дальность плавания по имеющимся сведениям достигала 8000 миль на 15 узлах.

Кроме того, на руководителей японского флота огромное впечатление произвел новейший британский крейсер “Хоукинс” (головной в серии из 4 единиц), появившийся в октябре 1919 года в составе британских сил в Восточной Азии, став их флагманом, а в 1920 году посетивший Японию. Этот 9750-тонный корабль мог в открытом море долго держать скорость свыше 29 узлов, а на 14-узловой скорости пройти 5400 миль. Вооружение из семи 190-мм/50 орудий в одиночных установках за щитами, пять из которых располагались по ДП, а два по бортам, обеспечивало ему бортовой залп из шести стволов общим весом 6x90,7=544 кг. Эти орудия стояли достаточно высоко над водой, имели угол возвышения 30° и пост наводки (директор), позволяя “Хоукинсу” вести точный огонь на большую дистанцию и практически при любом волнении. Защита состояла из наклонного 51-мм пояса (НТ- сталь) на 25-мм обшивке, доходящего до главной палубы толщиной 25 мм (сталь НТ), и бортовых противоторпедных булей.

Новые японские проекты значительно уступали этим иностранным кораблям. Слабость крейсеров 5500-тонного типа, из которых первым 31 августа 1920 года укомплектовали  “Кума”, стала очевидной. Бортовой залп “японцев” из шести 14-см/50 орудий “типа 3-го года” составлял всего 6x38=228 кг, дальность стрельбы при максимальном возвышении 25° - всего 17500 м. Немногим лучше выглядели бы и 8000-тонные “скауты” с весом бортового залпа 380-456 кг. Необходимость перехода на более крупные орудия уже ни у кого не вызывала сомнения и МГШ настоятельно потребовал увеличить калибр до 180-190 мм или же вооружить “скауты” 20-см пушками, производство которых разворачивалось на арсенале в Куре.

Летом 1921 года военный кораблестроитель капитан 1 ранга Юдзуру Хирага{6}, возглавлявший группу фундаментального проектирования в 4-м отделе МТД и проектировавший почти все линкоры и линейные крейсера программы “8-8”, предложил новый вариант крейсера-разведчика в 7500 т, который бы отвечал всем требованиям МГШ и превосходил крейсера типа “Омэха”. Основное отличие от 7200- тонного проекта 1918 года заключалось в замене двухорудийных 14-см башен шестью однооруцийными калибром 20- см, расположенными поровну в оконечностях по схеме “пирамида”. Это давало вес бортового залпа 6x115,2=691 кг, т.е. почти вдвое больше, чем у американцев, и на четверть больше, чем у “Хоукинса”. Беспрецедентно мощным выглядело и торпедное вооружение из 6 61-см труб с каждого борта. Столько пушек и ТА при скорости 35 узлов удалось уместить на равном с “Омэхой” по водоизмещению корабле за счет того, что Хирага использовал новые конструктивные принципы, позволявшие значительно экономить вес. Плиты бортовой и палубной брони использовались в качестве продольных несущих элементов корпуса, а непрерывная и изогнутая в продольном направлении верхняя палуба позволила сделать все несущие элементы набора длинными.

После долгих споров убежденному в своей правоте Хираге удалось в августе 1921 года уговорить МГШ заменить в программе 1920 года 8000-тонные крейсера новыми кораблями в 7500 т, хотя полностью работы по этому проекту удалось закончить только через 10 месяцев. В октябре МГШ также одобрил постройку экспериментального “малого” крейсера, добавленного к “Программе строительства Флота 8-4” в конце 1917 года. Хирага вместе со своим помощником капитан- лейтенантом Кикуо Фудзимото{7} хотел на примере этого корабля проверить конструктивные принципы, заложенные в проект 7500-тонных “скаутов”. Сначала крейсер “малой модели” назвали “Айязе”, но 23 декабря 1921 года его переименовали в “Юбари”.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.302. Запросов К БД/Cache: 3 / 1