3. Европа строит японский флот

В споре с Россией за первенство на Дальнем Востоке Япония с исключительной энергией использовала английские традиции, культуру, науку и технику. Английскими были на флоте правила службы, форма одежды, искусство стрельбы, вооружение и корабли. И это не было простым заимствованием обычаев. С искусством, отличающим Страну Восходящего солнца от всех стран мира, японцы уже тогда проявили удивительное умение находить наиболее целесообразное применение всем попадавшим в их руки достижениям мировой цивилизации. Это был тот, и сегодня оставшийся непостижимым, японский феномен, впервые явивший себя в войне с Россией и продолжающий сегодня удивлять мир.

Пока же японцы начинали с внимательного изучения и освоения английского опыта. Боевая эффективность корабля и эскадры была главнейшим критерием. Соответственно вводились тренировки в скорости заряжания орудий, от броненосцев добивались 19-узловой скорости, в последовательных циклах заряжания башен устраняли те механизированные этапы, которые можно было быстрее осуществлять вручную. Благодаря этому "устарелые", но гораздо более простые, а значит, и надежные установки с гидравлическими приводами в скорости стрельбы превосходили новейшие русские с электроприводами. Там, где ручной привод или подача боеприпасов обеспечивали сбережение времени, там им бесповоротно отдавали предпочтение.

Не впадая в гамлетовские сомнения, Морской Технический комитет (МТК) принял за правило снабжать каждый корабль именно 25, а не 20 котлами. Такими же высокопроизводительными оказались на японских кораблях затворы системы Виккерса к английским пушкам Армстронга. В отличие от затворов Канэ к 152-мм французским пушкам и русским затворам Розенберга у 305-мм пушек, английские затворы обеспечивали едва ли не большую в 2 раза скорострельность.

С той же заботливостью отнеслись японцы и к только появившимся (после американо-испанской войны, 1898 г.) новинкам в оснащении флотов: оптическим прицелам и базисным дальномерам. В отличие от русского флота, сподобившегося к 1900 г. через пень-колоду (благодаря "экономии адмирала В.П. Верховского") приобрести шесть дальномеров, а об оптических прицелах еще и не помышлявшего, Япония сразу приступила к массовым заказам, имевшим целью сразу же вооружить бесценными приборами все новые корабли. Не смущало японцев и применение в английских проектах кораблей как бы значившихся барбетными, а в действительности полноценных башенных установок 305-мм орудий. Вообще при достаточно высоких тактико-технических характеристиках кораблей и всегда предусматривая усиленное артиллерийское вооружение, японцы не гнались за сомнительной новизной, предпочитая проверенные опытом решения.

Так же ответственно, всесторонне взвешивая и тщательно проверяя все технические решения, оценивали и взвешивали японцы заказываемые ими корабли. Все броненосцы заказывались с условиями исполнения в кратчайший по тем временам 30-месячный срок. Корабли должны были прибыть в Японию к 1902 г. Английские займы и взысканная с Китая (деньги уплатила Россия) огромная контрибуция позволили в срок осуществить первую большую программу 1895 г. (95 млн. иен) и в 1896 г. предпринять постройку второй половины флота (145 млн. иен), включавшей шесть первоклассных броненосных крейсеров, серию легких крейсеров, большого количества миноносцев. Были обеспечены (еще одно существенное отличие от русской программы) необходимые расходы на всестороннюю боевую подготовку и систему ремонта флота.

Добиваясь всегда ускоренной готовности кораблей, они не настаивали на уже появившейся крупповской броне вместо гарвеированной и довольствовались незначительным усовершенствованием проектов уже построенных ранее броненосцев британского флота. Можно сказать, что противостоять русским кораблям на стороне Японии должны были английские броненосцы, построенные английскими инженерами на английских верфях. Так, первый японский броненосец новой постройки (спущен в 1896 г.), повторяя основные проектные решения английского броненосца "Маджестик" (1895 г.), при том же неполном поясе гарвеевского бронирования, имел его увеличенную до 407 мм толщину, удлиненные до 40 калибров четыре 305-мм орудия, 10 152-мм орудий, увеличенную скорость. Благодаря уменьшенной ширине корпуса (22,27 м вместо 22,86 м) и применению форсированного дутья, скорость японского корабля доходила до 18,5-19,2 уз, вместо 17-17,9 на "Маджестике".

Как обычно случалось при иностранных заказах, тип "Фудзи" (Блекуэльская верфь) и позднее его заложенного, но ранее (28 февраля 1896 г.) спущенного "Сикисима" (верфь Армстронга в Эльсвике) был усовершенствован англичанами с доведением водоизмещения до 15000 т и принят для постройки в 1898-1899 г. серии из трех броненосцев типа "Формидебл". Этот проект, в свою очередь, был доработан для постройки в те же 1898 и 1899 г. двух японских броненосцев "Сикисима" и "Асахи". При том же 15000-тонном водоизмещении и увеличенной с 22,86 до 23,16 м ширине, они имели меньшее число 152-мм орудий (14 вместо 16), уменьшенный запас угля и 229-мм броню Гарвея вместо крупповской. Скорость первого (16907 л.с.) составляла 18,78, второго (16360 л.с.) -18,3 уз.

Близко копируя готовые образцы признанных лучшими английских броненосцев (на эксперимент с типом германского "Брауншвейга" решено было не тратиться), японцы и свои броненосные крейсера заказывали по английским образцам. Из проектов, которые могла предложить наиболее авторитетная крейсерская фирма в Эльсвике, выбор делался в пользу кораблей умеренного водоизмещения, которые, обладая повышенной против броненосцев скоростью и превосходя в скорости русские крейсера, обладали сильной артиллерией и надежной броневой защитой, что позволяло бы им действовать совместно с броненосцами.

Отклонив слишком громоздкие, рассчитанные на океанские плавания, высокобортные, 11-14 тысячетонные крейсера королевского флота типов "Пауэрфулл" и "Аргонавт" (соответственно типу русских "Рюрика" и "России"), японцы подходящими под свои требования признали два эльсвикских крейсера, построенные в 1896 и в 1897 г. для чилийского правительства. Из них "Эсмеральда" (7000 т) относилась к классу скоростных (23 уз) океанских рейдеров. И вскоре стала прототипом для крейсеров такого же класса, но только с 152-мм артиллерией по типу "Монмут", строившихся для противодействия русским 23-уз крейсерам типов "Варяг", "Аскольд", "Богатырь".

Второй – "О’Хиггинс" (8500 т) имел скорость только 21 узел, но отличался усиленной артиллерией: (4 203-мм и 10 152 мм) и броней (пояс по ватерлинии 178 мм вместо 152 мм). Признанный лучшим, этот проект стал прототипом для построенного на том же Эльсвикском заводе головного "Асама". Для уверенных действий совместно с броненосцами в проекте число 203-мм орудий (в двух башнях) довели до четырех, 152-мм орудий- до четырнадцати. Отсутствие полубака, отказ от крейсерской деревянной (с медью) обшивки и применение брони Круппа позволили предусмотреть еще и верхний пояс брони толщиной 152 мм.

Постройка этих 9800-тонных, 21 уз крейсеров – в 1898 г. "Асама", "Токива" (Эльсвик, Армстронг), в 1899 и 1900 г. "Идзумо", "Ивате" (там же), в 1899 г. -"Якумо", ("Вулкан", Германия) и "Адзума" (Сен-Назер, Франция) должна была насторожить русское Морское министерство не меньше, чем сооружение грозных 15000-тонных броненосцев. Вместе они легко могли парализовать еще остававшееся за Россией превосходство на море. Против таких кораблей требовались броненосцы явно усиленного класса.

Очевидной становилась задача повышения их огневых и скоростных характеристик, броневой и противоминной защиты. К этому побуждал и состав остальных кораблей созданного руками Европы японского (на зависть всем сбалансированного) флота. Ведь в нем даже корабли второго плана – легкие крейсера и миноносцы являли собой глубоко продуманные оптимальные типы.

Был продолжен заказ ранее строившихся эльсвикских крейсеров (из серии одержавших победу при Ялу в 1895 г.) с ограниченным до 4800 т водоизмещением, мощным вооружением, включавшим 203-мм орудия, броневой палубой и увеличенной (против прежних 18 уз) 22 уз скоростью. Теперь они могли при эскадре играть роль дальних разведчиков. В 1898 г. один из таких крейсеров – "Чиода" был построен в Англии, другой "Кассаги" в США, став прототипом для русского крейсера "Варяг". По образцу знаменитого эльсвикского крейсера "Эсмеральда" (в 1883 г. после покупки у Чили-"Идзумо"), который С.О. Макаров называл "прекрасной боевой машиной", Япония с 1890 по 1906 г. построила шесть таких малых крейсеров (пять на собственных верфях) с облегченной артиллерией (120-152 мм), предназначенных для дозоров и разведки. Эти корабли вполне соответствовали типу последовательно развивавшихся в германском флоте (вплоть до мировой войны) эскадренных крейсеров ("Эмден", "Бреслау", "Магдебург"). 30-узловые, 380-тонные эскадренные миноносцы ("истребители") заказывали в Англии по лучшим проектам фирмы Ярроу. Это их главное скоростное, а нередко и артиллерийское превосходство делало по существу бесполезными все тогда строившиеся и исключительно 26-27-узловые, 240-тонные ("экономия"!) русские миноносцы.

Нельзя не признать исключительную, можно сказать, идеальную продуманность японской программы, в которой каждый класс кораблей имел четко обозначенное назначение и в которой ударным кораблям – броненосцам – предоставлялись лишь особо благоприятные условия для развития их характеристик. Заказ преобладающей части кораблей в Европе означал, что Россия, развивая ответную программу, волей-неволей вступала в соревнование со всем взявшимся обслуживать Японию научно-промышленным потенциалом. Ведь уже однажды – в Восточной войне 1854-1856 гг. (да пожалуй, и в войне с Турцией 1877-1878 г.) Россия такое соревнование проиграла. И, значит, нужны были особые усилия интеллекта, организованности и предусмотрительности, чтобы на этот раз не проиграть.

Так, в силу законов логики и элементарных понятий стратегии, представляется сегодня картина событий тех лет. Но что-то мешало людям правильно оценить обстановку и сделать правильные выводы. Крайне трудно проникнуть в этот загадочно запрограммированный феномен ущербности человеческого сознания, но в том и состоит вечная притягательность истории, которая требует найти для этого феномена хотя бы частичное объяснение.

Похожие книги из библиотеки

Линейный корабль "Андрей Первозванный" (1906-1925)

В январе 1900 г. Главный Корабельный инженер Санкт-Петербургского порта Д.В. Скворцов представил в МТК проект броненосца, во многом опрокидывавший прежние представления об этом классе боевых кораблей. По водоизмещению —14 000 т — новый корабль существенно превосходил строившиеся тогда эскадренные броненосцы типа "Бородино", выше (на 1 узел) была и 19-узловая скорость, и совсем иное (16 203-мм пушек в восьми башнях) предлагалось вооружение. Проект был составлен по заданию великого князя Александра Михайловича. В чине капитана 2 ранга он командовал на Черном море броненосцем "Ростислав" и по своему великокняжескому положению мог позволить себе любую, даже экстравагантную инициативу.

Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925)

Проект “Памяти Азова” создавался в 80-е годы XIX века, когда в русском флоте с особой творческой активностью совершался поиск оптимального типа океанского крейсера. Виновником этой активности был управляющий Морским министерством (в период с1882 по 1888 гг.) вице-адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820–1888). Яркая незаурядная личность (оттого, наверное, и не состоялась обещанная советскому читателю в 1946 г. публикация его мемуаров “Полвека обыкновенной жизни”), отмечает адъютант адмирала В.А. Корнилов, он и в управлении Морским министерством оставил глубокий след. Но особым непреходящим увлечением адмирала было проектирование кораблей. Вернув флот на путь европейского развития, он зорко следил за новшествами техники и постоянно искал те типы кораблей, которые, как ему казалось, более других подходили для воспроизведения в России.

Броненосный крейсер "Баян"(1897-1904)

Проектом “Баяна” русский флот совершал явно назревший к концу XIX в. переход от сооружения одиночных океанских рейдеров к крейсеру для тесного взаимодействия с эскадрой линейных кораблей. Это был верный шаг в правильном направлении, и можно было только радоваться удачно совершившемуся переходу флота на новый, более высокий, отвечающий требованиям времени уровень крейсеростроения. Но все оказалось не так просто и оптимистично. Среди построенных перед войной крейсеров “Баян” оказался один, и выбор его характеристик, как вскоре выяснилось, был не самым оптимальным.

Прим. OCR: Имеются текстовые фрагменты в старой орфографии.

Первые русские миноносцы

История первых специализированных судов — носителей торпедного оружия российского флота.

Прим. OCR: В приложениях ряд описаний даны в старой орфографии (точнее её имитации).