РАССЕИВАНИЕ СНАРЯДОВ

Наблюдая стрельбу из винтовки или револьвера, мы никогда не видели, чтобы несколько выпущенных пуль были в одной пробоине. Даже самые лучшие стрелки-снайперы, укладывая все пули в самый центр мишени «яблочко», всегда имели при пяти выстрелах не одну пробоину, а пять.

Снаряды, как и пули, даже при самой точной и однообразной наводке орудия не летят один за другим, по одной траектории, а образуют пучок расходящихся траекторий. Следовательно, сколько выпускается снарядов, Столько же получается и траекторий, столько же точек падения. Происходит, как говорят, рассеивание снарядов.

Для винтовки, револьвера и орудия это рассеивание является общим законом.

Причин рассеивания много. Каждый снаряд хоть немного отличается от другого своим весом. Зерна пороха одного заряда тоже несколько отличаются от зерен пороха другого заряда, а это значит, что каждый снаряд имеет свою начальную скорость, которая немного отличается от скорости другого снаряда. Заряды же отличаются один от другого не только зернами, но и весом самого заряда.

Наводка орудия при каждом выстреле хоть и кажется совершенно одинаковой, но на самом деле имеет некоторые отличия.

Есть еще много и других причин, по которым снаряды не летят по одной траектории, например, порывы ветра, изменение давления воздуха, температуры и пр.

Итак, и пули и снаряды при самой тщательной наводке не попадают в одну точку, они рассеиваются по площади.

Размеры этой площади очень разнообразны.

Понятно, что чем больше дальность стрельбы, тем больше площадь рассеивания.

Рассеивание снарядов на первый взгляд происходит совершенно беспорядочно. На самом же деле результаты рассеивания подчиняются определенному закону.

Предположим, что мы, не меняя установки прицела, произвели из орудия ровно сто выстрелов.

Разглядывая покрытый воронками участок, мы прежде всего увидим, что участок этот будет представлять собой некоторую геометрическую фигуру, похожую на эллипс.

Затем, внимательно рассматривая расположение воронок, мы заметим, что ближе к центру площади рассеивания, т. е. к центру эллипса, воронки расположены гуще.

Теперь попытаемся найти этот центр рассеивания. Для этого отсчитаем пятьдесят ближних воронок и прямой линией отделим их от пятидесяти дальних воронок. Затем отсчитаем пятьдесят правых воронок и другой прямой отделим их от пятидесяти левых. Пересечение этих прямых и будет центром эллипса или так называемым центром рассеивания (рис. 70), а траектория снаряда, которая пройдет через центр рассеивания, называется средней траекторией.

РАССЕИВАНИЕ СНАРЯДОВ

Рис. 70. Эллипс рассеивания разделенный на восемь попе речных полос.

После этого разделим всю площадь рассеивания на восемь поперечных, равных по ширине полос (рис. 70). После подсчета воронок в каждой полосе окажется следующее их количество: 2, 7, 16, 25, 25, 16, 7, 2 — итого сто выстрелов.

Если мы теперь разделим площадь рассеивания на восемь продольных полос, то, считая слева или справа от края площади, мы найдем то же количество воронок: 2, 7, 16, 25, 25, 16, 7, 2 (рис. 71).

РАССЕИВАНИЕ СНАРЯДОВ

Рис. 71. Эллипс, рассеивания, разделенный на восемь продольных полос.

Таким образом, сейчас становится совершенно ясно, что никогда нельзя рассчитывать на то, что траектория каждого снаряда будет проходить через цель. Этому мешает рассеивание снарядов.

Поэтому и существует пристрелка, при помощи которой стараются наложить на цель эллипс рассеивания его центром (рис. 72), так как снаряды ложатся наиболее густо вокруг центра эллипса рассеивания.

РАССЕИВАНИЕ СНАРЯДОВ

Рис. 72. Центр рассеивания проходит через цель. Перелетов и недолетов получается примерно поровну.

Вот теперь, зная закон рассеивания, можно понять, почему во время пристрелки обеспечивают полученную узкую вилку двумя наблюдениями на каждом пределе. Получив несколько недолетов на ближнем пределе и несколько перелетов на дальнем, убеждаются в том, что цель действительно захвачена в вилку.

Рассеивание артиллерийских снарядов необходимо учитывать при выборе целей для артиллерии.

Нельзя, например, требовать, чтобы артиллерия стреляла по отдельным мотоциклистам, всадникам. Не нужно также удивляться, если артиллеристы не могут быстро подбить пулемет, находящийся в 4–5 км от орудия, так как для уничтожения пулемета на этом расстоянии требуется 30–35 гранат после законченной пристрелки.

На близких же расстояниях при стрельбе прямой наводкой орудия бьют очень метко и надежно могут поражать даже небольшие цели (пулеметы, отдельные орудия, танки, самоходные орудия и пр.). Часто такие цели поражаются первыми же снарядами.


Похожие книги из библиотеки

Т-26. Тяжёлая судьба лёгкого танка

Советский легкий танк Т-26, созданный как дальнейшее развитие английского «Виккерса 6-тонного», являлся уникальной боевой машиной. Во-первых, это был самый массовый советский танк 1930-х годов (изготовлено более 11000 штук), на базе которого создали рекордное количество опытных образцов (несколько десятков). Во-вторых, этот танк являлся настоящей рабочей лошадкой Красной Армии — у озера Хасан и реки Халхин-Гол, в Испании и Китае, советско-финляндской войне и польском походе 1939 года, в Великой Отечественной и войне с Японией. Т-26 поставлялся в Испанию, Китай и Турцию, а трофейные образцы состояли на вооружении вермахта, Румынии, Финляндии и Венгрии.

И несмотря на то, что конструкция Т-26 не получила дальнейшего развития после 1940 года, этот танк вошел в историю как надежная и неприхотливая боевая машина, которая своей стальной грудью вставала на защиту нашей страны в самые тяжелые моменты.

Немецкие танки в бою

Если верить статистике, за всё время существования Третьего Рейха в Германии было произведено чуть более 50 000 танков и самоходных орудий – в два с половиной раза меньше, чем в СССР; а если считать ещё и англо-американскую бронетехнику, то численное превосходство союзников было почти шестикратным.

Но, несмотря на это, немецкие танковые войска, ставшие главной ударной силой блицкрига, завоевали для Гитлера пол-Европы, дошли до Москвы и Сталинграда и были остановлены лишь колоссальным напряжением сил советского народа. И даже когда война покатилась обратно на запад, до последнего её дня, панцерваффе оставались страшным противником, способным наносить жестокие удары и огромные потери – и на Западном фронте, и на Восточном.

Чем сильны были немецкие танкисты? Как удавалось им добиваться побед даже при заведомом неравенстве сил? Что позволяло панцерваффе наводить ужас на всю Европу? Боевая выучка экипажей? Талант военачальников? Великолепная организация боевых действий? Грозная бронетехника?

До этой книги в отечественной литературе не было ни одной работы, посвящённой истории боевого применения всех типов немецких танков – от Pz.I до «Королевского тигра" – как не было и столь подробного и обстоятельного анализа их особенностей и возможностей, достоинств и недостатков, побед и поражений.

Эта книга – первая.

Стратегическое ракетно-ядерное оружие

В книге рассказывается об истории создания и сегодняшнем дне стратегических ракетно-ядерных сил ядерных держав. Рассматриваются конструкции межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок, ракет средней дальности, стартовых комплексов.

Издание подготовлено отделом по выпуску приложений журнала МО РФ «Армейский сборник» совместно с Национальным центром по уменьшению ядерной опасности и издательством «Арсенал-Пресс».

Таблицы картинками.