Глав: 7 | Статей: 72
Оглавление
Крейсер №4, вступивший в строй российского Императорского флота под названием «Забияка», своим рождением был обязан нежелательному для Англии ходу русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Эта война стала причиной последовавшей вскоре цепочки важных событий и привела в конце концов к заказу ряда истребителей английских коммерческих судов в странах, враждебных в то время Англии, —в Америке и Германии.

2 мая 1893 г.

2 мая 1893 г.

17 апреля, в 6 час, снялся с якоря и ушел в Нагасаки. Маловетрие от NO сопровождало крейсер до о-вов Hirado. Отсюда ветер начал постепенно свежеть и, перейдя к NNO, около полдня достиг силы 8-9 баллов. Сильный ветер развел весьма высокую, но короткую волну, которая не позволяла иметь обыкновенный ход, и только при самом небольшом числе (около 42) оборотов машины явилась возможность избавится от сильных всплесков волн через наветренный борт на палубу между фоковыми и гротовыми вантами. К счастью, столь сильный ветер и громадное волнение продолжались не долго на выходе из Корейского пролива ветер значительно стих и на море не было большого волнения.

В 5 ч открылся остров Tsu-Sima. В 10 ч вечера обогнув мыс о-ва, следовал вдоль берега. В 11 ч 45 мин вечера, при относительно ясной погоде, удалось открыть вход в бухту Tsu-Sima и вслед за тем войти в нее. 18 апреля в 1 ч 45 мин пополудни стал на якорь против селения, у о-ва Observatoгy, на глубине 15 саженей.

Селение, которое я лично осмотрел, весьма бедно и числом и качеством построек. 200 человек японцев живут там, занимаясь рыболовством и земледелием. На склонах видны кое- какие вспаханные земли, но большинство их все же внутри о- ва, куда японцы отправляются специально для обработки пашен. На месте этого селения когда-то были выстроены постройки нашими военными судами; с тех пор прошло 33 года, и теперь об этом не осталось и следа. Селение я осматривал при содействии одного японского флотского офицера, объезжающего, как он сказал, ежедневно бухты, прилегающие к выходу, с целью надзора в полицейском отношении.

Этот офицер принадлежал к весьма обширной описной партии, расположенной в бухте South East Inlet с корветом "Kosu Gava". К корвету приписано 1000 человек матросов и 30 человек флотских офицеров; описные работы весьма значительны и тянутся уже 10 лет.

19 апреля, в 7 ч утра, снялся с якоря и около полудня прибыл в Фузан. На пути имел тихую погоду и спокойное море. Не желая терять времени, того же числа, в 1 час 30 мин пополудни, снялся с якоря и, следуя к северу вблизи берега, своевременно открыл бухту Память Дыдымова и благополучно стал на якорь в наружной ее части. Ввиду усилившегося постепенно ветра от NO и падения барометра, я остался на ночь на якоре.

Бухта Память Дыдымова весьма удобна по своему грунту и общности для якорной стоянки, представляя отличное закрытие от всех ветров, включая южные, при которых должно разводить в бухте весьма сильное волнение. К сожалению, ввиду значительной пасмурности нельзя было иметь астрономических наблюдений для определения более точного положения ее, но нельзя весьма легко, так как она имеет весьма обширный вход и находится недалеко от мыса Тихменева, идя от последнего к западу. Вершина горы, названная Соломонова Башня, служит одним из лучших отличительных признаков входа в бухту.


Моряки с "Забияки" у памятника героям обороны Петропавловска. 1892 г.

Проведя ночь на якоре, 20 апреля, в 7 ч утра, снялся с якоря для следования в Гензан. Стихший к ночи ветер с рассветом снова засвежел, но так как барометр не обнаруживал каких- либо выдающихся колебаний, то я решился продолжать плавание далее. К вечеру барометр стал сильно падать и ветер постепенно зашел до NNO. Утром 21 апреля, ветер засвежел от того же румба и достиг силы в 9-10 баллов. Огромное волнение и масса воды на палубе заставила привести и убавить ход машины. Поставленные с одним рифом триселя весьма умеряли качку. Крейсер вообще держался на волне хорошо и принимал на палубу немного воды. Падение барометра продолжалось до 7 ч утра причем он достиг цифры 29,62. Сэтого времени барометр стал подниматься и в 8 ч вечера ветер стал постепенно стихать, а небо прояснило.

В 12 ч 15 мин ночи усмотрел берег; приблизившись к нему, пришлось убедиться, что во время шторма крейсер снесло приблизительно на 40 миль к северу. Объяснить это можно отчасти неверностью механического лага, а затем влиянием течения; в данном случае весьма странно то, что дрейфовало не по ветру, а против ветра. В 3 ч ночи направление берега показало, что крейсер должен находиться поблизости порта Шестакова, вследствие чего взял курс на Гензан, куда и прибыл благополучно к 10ч утра. На якоре я провел целый день, так как необходимо было просушить все намокшее во время штормовой погоды.

Утром, в 6 ч , 23 апреля снялся с якоря. На пути во Владивосток следовал вблизи берега. Крейсер сопровождала тихая, но туманная погода вплоть до маяка Скрыплева, который был открыт своевременно в начале 11 ч утра 24 апреля. В 11 ч 30 мин прибыл во Владивосток и стал на якорь, отсалютовав предварительно крепости 7 выстрелами, на что был получен ответ, равным числом выстрелов. На рейде застал лодку "Бобр", транспорты "Алеут" и "Ермак".

Здоровье офицеров и команды совершенно удовлетворительно.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.096. Запросов К БД/Cache: 2 / 0