7 января 1892 г.

На другой день прибытия с крейсером на Пирейский рейд, т.е. 20 ноября, я имел счастье представиться в Афинах их Королевским Величествам королю и королеве Эллинов. Ее Величество милостиво расспрашивала о всем сделанном плавании от Копенгагена и приказала доставить в Афины принадлежащий ей и принятый на крейсер в Копенгагене багаж в числе 15 ящиков, что и было исполнено на следующий день. Нашему посланнику и местным властям я сделал официальные визиты, которые были своевременно мне возвращены.

12 декабря, в день рождения его Величества короля, расцветился флагами и салютовал 21 выстрелом.

19 декабря, на рейд пришел английский броненосец "Agamemnon’ под командой капитана Johnston, с которым я, согласно указаниям морского устава, обменялся визитом.

23 декабря, по телеграмме посланника, я с гг. офицерами, в числе 6 человек, ездил в Афины для встречи на вокзале Патрасской железной дороги его Императорского Высочества великого князя Павла Александровича, но встреча не состоялась, так как его Высочество с последней станции проследовал в карете прямо во дворец.

25 декабря, утром, на рейд пришел фрегат "Дмитрий Донской", а вечером того же числа норвежская трехмачтовая лодка "Ellida". С прибытием на рейд фрегата "Дмитрий Донской’, я спустил флаг старшего на рейде, который поднимал в присутствие лодки "Уралец". 28 ноября лодка "Уралец" возвратилась из Пороса, а 10 декабря пошла в Саламинскую бухту, где вошла в док. 15 декабря, по выходе из дока, лодка вошла на Пирейский рейд, где я по любезному приглашению командира, капитана 2 ранга Моласа, с несколькими офицерами вверенного мне крейсера, пересел на лодку для ocмотpa Коринфского перешейка со стороны Каламаки. Лодка возвратилась в Пирей того же числа, в 7 ч вечера. Работы по прорытию перешейка не представляют особого интереса, ведутся весьма медленно и трудно определить время успешного конца этих работ, о чем доносил командир лодки в своем рапорте.

27 декабря устроил елку для команды, которую удостоили своим посещением ее Величества королева Эллинов, королевна Мария Георгиевна, великий князь Павел Александрович и королевич Георг Георгиевич.

3 января с утра ожидал прибытия на крейсер ее королевского Высочества, пожелавшей проститься со служащими на нем. В 11 ч Ее Величество с принцем Георгием, на катере фрегата "Дмитрий Донской", пристали к правому борту и, приняв от меня рапорт, соизволили спуститься в жилую палубу, где священником с фрегата был отслужен напутственный молебен, затем Высокие гости направились в мою каюту, где им было предложено шампанское; офицеры крейсера также были приглашены ко мне. Ее Величество, пожелав нам счастливого пути, направилась на палубу и, милостиво простившись с поставленной во фронт командой, на катере проследовала к выходному маяку. По отходе катера я отдал кормовой перлинь и, подняв якорь, пошел к выходу. В это время на фрегате "Дмитрий Донской" и лодке "Уралец" были посланы люди по вантам и кричали прощальное ура, на что мы отвечали тем же.

Пройдя траверз маяка Фемистокл в 3 ч пополудни, 3 января подошел к камню и приказал ударить тревогу с одной дробью для поверочной стрельбы из орудий в цель, которую представлял собой камень Petro-Kargo. Стрельбе производилась на разных галсах с расстояния 6-8 кб. от цели, при штиле и спокойном море. По окончании стрельбы я подошел к камню на расстояние 3 кб. и произвел стрельбу из ружей. Около 6 ч, окончив стрельбу, пошел в бухту Порос, чтобы на якоре утром промыть и протереть орудия и добавить пресной водой в пустые цистерны.

4 января, в 9 ч утра, снялся с якоря для следования в Порт-Саид; после уборки якоря на ходу, пробили пожарную тревогу и затем спустили брам-рей, а после обеда люди обучались грамоте.

6 числа, в день Крещения Господня, в 10 ч отслужена корабельная молитва. В полночь, придя на вид красного огня на оконечности западного мола, взял на него курс и пушкою вызвал лоцмана, для входа в бассейн. В 2 ч утра стал в бассейне Измаила на левый якорь и с кормы подал перлинь на бочку.

Во время перехода от Пороса в Порт-Саид погода была ясная при ветре NNW от 5 до 7 баллов с большой зыбью, очень беспокоившей крейсер.

Капитан 2 ранга Де-Ливрон

7 января 1892 г.

Шлюпочные учения на рейде. 1892 г.

Похожие книги из библиотеки

И-16 боевой «Ишак» сталинских соколов Часть 2

2 выпуск, посвященный И-16.

Гражданская война в Испании была еще в самом разгаре, когда «ишачки» появились совсем на другом краю света. На дальнем Востоке императорская Япония затеяла перекройку карты мира. Пробой мастерства самурайских портных выступил Китай. Чан-Кай-Ши любил русских вообще и товарища Сталина в особенности еще меньше, чем японцев, однако выбора у главы Гоминьдана не оставалось: он обратился за помощью в Москву.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании и подписи к иллюстрациям текстом. Три выпуска, посвященных И-16 – 41,42,43 отдельными файлами как и печатные издания.

Асы нелегальной разведки

Кто-то из видных деятелей культуры однажды сказал, что артист не может стать в одночасье разведчиком, но каждый разведчик обязательно должен быть артистом. В истории советской и российской разведки известны разведчики, которые были и послами чужих стран в чужих странах, и бизнесменами, и гангстерами, и просто уличными продавцами, как, скажем, «молочница» Марина Кирина на улицах Вены. Всё изложенное в книге основано исключительно на архивных документальных материалах. Разведчики-нелегалы — люди необычайной судьбы. Такими их делает специфика работы вдали от Родины, тайная жизнь под чужими именами и с фиктивными документами. В книге пойдёт речь о замечательных советских разведчиках, выполнявших в самое суровое время весьма сложные задачи в логове врага, причём всегда рискуя своей жизнью.

Переносной противотанковый комплекс 9К11. Техническое описание и инструкция по эксплуатации

Настоящее Техническое описание и инструкция по эксплуатации соответствует изделию и технической документации по состоянию отработки на январь 1970 г. и допущено для использования в войсках Решением № а/1128574 от 24 августа 1965 г.

Полуброненосные фрегаты типа “Дмитрий Донской”. 1881-1905 гг.

Книга посвящена двум крейсерам русского флота: “Дмитрию Донскому” и “Владимиру Мономаху” — кораблям, в конце 19-начале 20-го веков прошедшим через все океаны и погибшим в мае 1905 г. в Японском море.

Строительство и ввод в состав российского флота полуброненосных фрегатов “Владимир Мономах” и “Дмитрий Донской” ознаменовало важный этап в российском судостроении — переход к созданию серии кораблей крейсерского назначения. Корабли эти были добротно построены на российских верфях, представляли самостоятельный отечественный конструктивный тип и получили славные имена известных в отечественной истории великих князей.