17 июня 1894 г.

4 июня вернулся из крейсерства транспорт "Якут", с которым я не имел еще случая встретиться. Следующие два дня, несмотря на праздники Троицы и Духова дня, употребил на приемку груза, доставленного "Якутом" для крейсера и 7 июня утром вышел во второе крейсерство. К вечеру Троицына дня явились все признаки приближающегося шторма. Барометр упал до 29,2 д. и на вершине сопки стояло облако, что служит здесь верным признаком сильного NW. К ночи порывы его засвежели, а около 2 ч утра счел необходимым отянуться и переложить правый якорь.

По собранным затем сведениям, жесткий NW дул на всем пространстве до Командорских о-вов и в селе Никольском посрывало крыши. В этом шторме погибли уехавшие накануне на шлюпке на охоту в бухту Тарью капитан барка "Oregon", механик с ‘Котика" и казак из Петропавловска. Несколько партий, посланных на поиски, на другой день нашли их шлюпку, выброшенной на берег при выходе из Авачинской губы в океан, а также тело механика. Остальных вероятно вынесло отливом в океан. Господствовавший последние дни NW сообщил воздуху такую прозрачность, что 8 июня, около 8 ч утра, отчетливо был виден берег мыса Кропоцкого за 55 миль. Вечером того же числа пришел в Никольское, где за отсутствием г. Тильмана явившийся старшина донес, что 6 июня у северного лежбища в 10 милях видели 3-х мачтовый парусной барк, не тронувший однако ни одного кота и вскоре ушедший к Медному.

Спустив на берег мичманов Мартунова и Дена, с пятью нижними чинами и необходимым инструментом для съемки и промера, на другое утро ушел к Медному, но ни уборовых камней, ни у лежбища Палата не открыл никаких следов пребывания барка. На пути к о-ву Медному был сброшен буек. Вельбот был поднят через 11 мин.

В ночь на 10 июня произвел нсчную боевую тревогу и освещение боевым фонарем. 10-го утром, находясь у южной оконечности о-ва Медного, увидели к югу дым и, взяв на него курс, вскоре распознали "Разбойник", с которым и сошелся в 35 мин.

Предположив, не приняли ли алеуты "Разбойник", не виденный ими раньше (в Никольское он не заходил) за барк, подходивший к северному лежбищу, сообщил об этом командиру "Разбойника", но от него узнал, что у северного лежбища он не был. Расставшись с "Разбойником" около 11 ч утра, после полудня произвел стрельбу, по окончанию коей направился вдоль восточного берега о-ва Беринга к северному лежбищу, где, пользуясь ясной погодой и штилем, утром 11 июня стал на якорь в полмили от берега имея целью собрать некоторые сведения о котиках и дать возможность старшему штурману произвести астрономические наблюдения и снять с марса фотографический вид берега и рифа, совершенно неправильно нанесенного на карту. Около 3 ч пополудни снялся с якоря и в 7 ч вечера приблизился к так называемой Старой гавани, что на восточном берегу о-ва Беринга, чтобы осмотреть ее, но за поздним временем решил отложить это до другого раза.

13 июня пришел в Никольское, чтобы пополнить запас свежей провизии. На другой день снялся с якоря и обогнув северо-западный мыс, прошел мимо северного лежбища и, застопорив машину, держался до вечера под парусами, дававшие 1,5 узла ходу, а затем направился к Медному.

15 июня, около полудня, вошел в Преображенское, где за отсутствием г. Тильмана, только что ушедшего на "Котике", явившийся старшина рапортовал о благополучии. Снявшись с якоря через несколько часов, пошел малым ходом вдоль восточного берега Медного, а обогнув мыс Южный — вдоль западного. Утром 16-го, а проливе под берегом Медного, при умеренном О, вступил под паруса и направился в Молати. Не встретив у островов в течение крейсерства ни одной шхуны, от Молати пошел в бухту Чажма на случай, если барк ушел к Камчатскому берегу, а также чтобы ознакомится с этой бухтой, бывшей будто бы в прежнее время убежищем шхун, приходивших сюда налиться свежей водой. Подойдя к бухте Чажма и не найдя там никого, повернул к югу на мыс Шипунский.

Войдя около 2 ч пополудни на Петропавловский рейд, за теснотой в бухте, где стояли барк "Oregon", "Котик" и "Разбойник", стал на якорь в Авачинской губе у Сигнального мыса, а на другой день, с уходом ‘Разбойника" в крейсерство, перешел в бухту. В бухте стал на правый якорь и завел запасной.

20 июня пришел с грузом каменного угля пароход "Michael Jebsen* под германским флагом.

26 июня, одновременно с приходом антийского крейсера "Caroline" в Петропавловск, вышел в третье крейсерство.

28 го утром в тумане увидали берег, в котором узнали мыс Ореховский. В 10 ч утра стал на якорь в Никольском и, узнав, что шхун у о-вов не появлялось, остался на рейде, чтобы помочь промерной партии, но засвежевший NNW заставил 30 июня прекратить работы. Из Никольского отправился к южным мысам, а затем, обойдя бобровые лежбища, крейсировал по восточную сторону о-ва Медного.

1 июля была про изведена ночная пожарная тревога. 2 июля зашел на несколько часов в Преображенское. Ввиду отсутствия шхун у лежбищ и вообще вблизи о-вов, спустился на юг к 30-мильной черте, но и в этом районе до меридиана Монати не встретил никого. Около 11 ч вечера 3 июля, находясь в проливе, заметили к югу огонь, приблизившись к которому узнали крейсер "Caroline*.

4 июля был у северного лежбища, а 5-го зашел в Никольское, чтобы снять промерную партию. В 8 ч вечера при засвежевшем SW и тумане, снялся с якоря и снова пошел к северному лежбищу, у которого крейсировал до 7 июля, держась— то под парами, то под косыми парусами, а затем спустился к южным оконечностям островов.

8 июля, в 150 милях к западу от Беринга, замочены были две шхуны, с приближением крейсера поднявшие английский флаг. Одна из них "Victoria", а другая "Maryland". За исключением двух ясных дней, все крейсерство имел погоду с туманами и дождем. 9 июля пришел в Петропавловск, застав на рейде "Разбойник" и~ "Котик". На следующий день прибыл в Петропавловск из Владивостока пароход "Cosmopolit".

17 июня 1894 г.

Моряки "Забияки" во время работ на берегу. Порт-Артур 1902 г.

Похожие книги из библиотеки

И-16 боевой «Ишак» сталинских соколов Часть 2

2 выпуск, посвященный И-16.

Гражданская война в Испании была еще в самом разгаре, когда «ишачки» появились совсем на другом краю света. На дальнем Востоке императорская Япония затеяла перекройку карты мира. Пробой мастерства самурайских портных выступил Китай. Чан-Кай-Ши любил русских вообще и товарища Сталина в особенности еще меньше, чем японцев, однако выбора у главы Гоминьдана не оставалось: он обратился за помощью в Москву.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании и подписи к иллюстрациям текстом. Три выпуска, посвященных И-16 – 41,42,43 отдельными файлами как и печатные издания.

Асы нелегальной разведки

Кто-то из видных деятелей культуры однажды сказал, что артист не может стать в одночасье разведчиком, но каждый разведчик обязательно должен быть артистом. В истории советской и российской разведки известны разведчики, которые были и послами чужих стран в чужих странах, и бизнесменами, и гангстерами, и просто уличными продавцами, как, скажем, «молочница» Марина Кирина на улицах Вены. Всё изложенное в книге основано исключительно на архивных документальных материалах. Разведчики-нелегалы — люди необычайной судьбы. Такими их делает специфика работы вдали от Родины, тайная жизнь под чужими именами и с фиктивными документами. В книге пойдёт речь о замечательных советских разведчиках, выполнявших в самое суровое время весьма сложные задачи в логове врага, причём всегда рискуя своей жизнью.

Переносной противотанковый комплекс 9К11. Техническое описание и инструкция по эксплуатации

Настоящее Техническое описание и инструкция по эксплуатации соответствует изделию и технической документации по состоянию отработки на январь 1970 г. и допущено для использования в войсках Решением № а/1128574 от 24 августа 1965 г.

Полуброненосные фрегаты типа “Дмитрий Донской”. 1881-1905 гг.

Книга посвящена двум крейсерам русского флота: “Дмитрию Донскому” и “Владимиру Мономаху” — кораблям, в конце 19-начале 20-го веков прошедшим через все океаны и погибшим в мае 1905 г. в Японском море.

Строительство и ввод в состав российского флота полуброненосных фрегатов “Владимир Мономах” и “Дмитрий Донской” ознаменовало важный этап в российском судостроении — переход к созданию серии кораблей крейсерского назначения. Корабли эти были добротно построены на российских верфях, представляли самостоятельный отечественный конструктивный тип и получили славные имена известных в отечественной истории великих князей.