1.9.4.1.4. Настильность траектории полета пули или удобство выцеливания

При выборе пули, помимо возможности надежного поражения цели, необходимо учитывать и вероятность попадания в определенную цель на различных дистанциях. В табл. 18 указаны превышения траекторий над линией прицеливания. Если высота траектории не превышает высоты цели, то пуля попадет в цель на всех более близких расстояниях. Понятно, что в охотничьей практике точно определить расстояние до животного очень трудно, поэтому превышение траектории над линией прицеливания имеет большое значение. При стрельбе на 100 м из винтовки под патрон 5,6?16 (кольцевого воспламенения) с соответствующей установкой прицела максимальное возвышение траектории над линией прицеливания достигнет 13–14 см.

Если была допущена ошибка в определении расстояния в 25 % в ту или иную сторону, то при фактическом расстоянии до цели в 75 м пуля у цели будет идти выше точки прицеливания на 12 см, при фактическом расстоянии 125 м — ниже точки прицеливания на 18 см. При стрельбе указанным патроном на дистанции 100 м рассеивание достигает поперечника 7,2 см. Если, как указано выше, расстояние оказалось не 100 м, а 75 м, то пули могут идти в пределах от 9 до 15 см над точкой прицеливания (12 см±0,5 поперечника рассеивания), а если 125 м, то в пределах от 12,5 до 23,5 см ниже ее.

Так как стрельба из этой винтовки ведется по некрупным зверям и птицам, то вероятность смертельного поражения на таких дистанциях будет невелика, а вероятность ранения животного из-за попадания по неубойному месту будет большой. Поэтому винтовки под патрон 5,6?16 обеспечивают надежное попадание в цели только на дистанциях до 50 м.

Для стрельбы по крупным зверям предназначен охотничий патрон 9?53.

Размеры цели определяются величиной тех участков тела животного, попадание по которым будет убойным. При стрельбе по лосю и прицеливании по лопатке вполне надежным будет поражение, если пуля не выйдет из круга диаметром 20 см (не отклонится вверх и вниз от точки прицеливания более чем на 10 см). В этом случае будут поражены жизненно важные центры. По кучности боя патрон 9?53 обеспечит это условие на дистанции 300 м и даже несколько более. На том же расстоянии превышение траектории составляет уже 45 см, т. е. ошибка в определении расстояния может увести пулю из принятого нами круга. На дистанции 400 мпревышение траектории над линией прицеливания окажется уже большим 0,7 м, а поперечник рассеивания будет близок к 25 см. Иными словами, неточности в определении расстояния и рассеивание могут легко увести пулю не только за пределы убойного места, но и за пределы самой цели. Вероятность несмертельных ранений и промахов становится большой.

Охотничий патрон 5,6?39 дает в этом отношении лучшие показатели, однако он и предназначен для стрельбы по зверям средней, а не крупной величины. Рассматривая помешенные в табл. 18 данные для этого патрона, нетрудно определить, исходя из них и размеров целей, что, например, при стрельбе по лисице вряд ли возможно надежное попадание за пределами 200-метровой дистанции. При стрельбе по косуле, имеющей большие размеры, эта дистанция может увеличиться до 300 м, но не более. Из изложенного становится понятно, что при возможности следует выбирать такой патрон, у которого превышение траектории полета пули над линией прицеливания минимально.

Похожие книги из библиотеки

Дуэли авианосцев. Кульминация Второй мировой!

Полтысячи лет исход любой войны на море решало артиллерийское сражение — сначала парусных кораблей, затем броненосцев и, наконец, огромных линкоров. Но в годы Второй мировой в военно-морском деле произошел коренной переворот, настоящая революция, в результате которой бронированные исполины уступили первенство авианесущим кораблям. Когда в апреле 1945 года американским самолетам потребовалось всего полтора часа, чтобы пустить на дно самый большой линкор в мире, гордость японского флота «Ямато», даже скептикам стало окончательно ясно, что настала новая эра — отныне победа в морской войне зависит не от огня корабельной артиллерии, а от дуэлей авианосцев.

В этой книге ведущий историк флота дает глубокий анализ ВСЕХ авианосных сражений Второй мировой, ставших кульминацией войны на Тихом океане и превративших Его Величество Авианосец во Владыку морей.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.

Немецкий спецназ в боях за Крым, Севастополь и Северный Кавказ в 1941-1942 годах

Одной, из самых до сих пор еще практически неизученных тем в истории Второй героической обороны Севастополя 1941–1942 годов, являются боевые действия немецких частей специального назначения приданных для захвата Крыма и Севастополя. В связи с этим, задачей данной работы является, путем тщательного проведенного изучения всех имеющихся источников сведений по данной теме и их анализа выяснить подробности боевых действий частей и подразделений немецкого спецназа против советских войск.

Субмарины США «Gato»

ВМФ США стал одним из первых флотов, получивших субмарины. Несколько экспериментальных подводных лодок построил для флота Джон Холланд в конце XIX века. Но сохранить свой приоритет янки не смогли. К концу Первой Мировой войны ни для кого не было секретом, что американские подлодки меньше, медленнее, хуже вооружены и имеют ограниченный радиус действия по сравнению с подлодками любой другой страны, участвовавшей в войне. После завершения Первой Мировой войны резко изменилась стратегическая ситуация в мире. США превратились в одну из мировых сверхдержав. Вместе с тем всем было очевидно, что Версальский договор долго не просуществует. В будущей войне Соединенные Штаты могли столкнуться лишь с несколькими серьезными противниками. Но Великобритания была надежным союзником, Советская Россия была слишком ослаблена революцией и гражданской войной, ее флот оказался практически уничтожен. Оставался один серьезный противник — Япония. Японская империя была молодым и динамично развивающимся государством, агрессивным в отношении к соседям. Казалось, что Япония старается стремительно наверстать упущенное за прежние столетия время. Неизбежно, такая политика приводила к конфликтам со старыми империями, господствовавшими в Азии: Францией, Голландией, Великобританией и, наконец, США. Соединенные Штаты были особенно уязвимы, поскольку их владения на Тихом океане лежали в направлении японской экспансии. Филиппины, Гуам, Уэйк и Гавайи были главными препятствиями для Японии. Соединенные Штаты поспешили обзавестись флотом, который смог бы противостоять растущей морской мощи Японии.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.